Первые упоминания доспехов в источниках

Корпусные доспехи

Кольчуга: До XVI века кольчуна называлась термином «броня». Впервые фигурирует у персидского ученого Х века Ибн-Русте, писавшего в 903–913 гг., что у славянского царя были «прекрасные, прочные и драгоценные кольчуги». (Кирпичников А.Н. Древнерусское оружие. — Л., 1971. — Вып. 3. — С. 9.) Однако, к сожалению, неизвестно, что конкретно подразумевал Ибн-Русте. В Лаврентьевской летописи упоминается «броня» под 968 годом (Полное собрание русских летописей. — М.,1926. — Т.1. — С. 67). А собстенно под термином кольчуга — этот доспех упомянут в 1525 году в духовной князя Афанасия Ивановича Шадрина (Акты Русского Государства 1506-1526. М., 1975. С. 254.)

Панцирь: Термин панцирь в советской историографии долго использовался для обозначения пластинчатых доспехов. По наблюдению А.Н. Кирпичникова упоминания «пансыря» как кольчатого доспеха появляются в 70–х годах XV века: в Никоновской летописи под 1472 г., Псковской 2–й летописи под 1476 г. (Кирпичников А.Н. Военное дело на Руси в XIII–XV вв. — С. 40).

Байдана: Первое документальное упоминание байданы встречается в «Слове о Куликовской битве» Софония Рязанца — одном из списков Задонщины 1470 года: «Грянуша копия харалужныя, мечи булатныя, топори легкие, щиты московьскыя, шеломы немецкие, боданы бесерменьскыя» (Виноградова В.Л. Некоторые замечания о лексике «Задонщины» // Труды Отдела древнерусской литературы Института русской литературы. — М., Л., 1958. — С. 198.)

Бахтерец: Первое упоминание бахтерца в русских документах встречается в духовной грамоте Григория Дмитриевтча Русинова 1521–1522 гг.: «…А со мною на службе доспеху шолом шамахеиской да бехтерец…» (Акты Русского государства 1506–1526. — М., 1975. — С. 199.) Стоит также указать, что в соседнем Великом Княжестве Литовском, в Реестре паспалитых речей скарбных за 1510 г. упомянут «бехтер череным оксамитом критъ». (Бохан Ю.М. Узбраенне войска ВКЛ другой паловы XIV — канца XVI стст Мінск: Экаперспектыва, 2002. С. 54.)

Юшман: Юшман впервые фигурирует в Духовной грамоте Григория Васильевича Жукова Оплечуева 1540-1541 г.: «Да дал есми зятю своему Ивану Ондрееву сыну Мечева коню солов да юмшан» (Акты Феодального Землевладения и Хозяйства. Ч.2. М. 1956. С. 151) Кстати, в документах юшман всегда упоминаеться как «юМшан»! В одном из случаев он даже назван как «Умшан». Юшман — видоизмененный термин, который прижилс в историографии в XIX века.

Калантарь: Первое упоминание о калантаре находится в в Кирилло-Белозерском списке «Задонщины», датируемом 1470-ми годами: «Кони ржуть на Москве, бубны бьють на Коломне, трубы трубят в Серпухове, звенить слава по всей земли русськой, чюдно стязи стоять у Дону великого… светяться калантыри злачены». (Виноградова В.Л. Некоторые замечания о лексике «Задонщины» // Труды Отдела древнерусской литературы Института русской литературы. — М., Л., 1958. — С. 198.)

Зерцала: Зерцальные доспехи впервые упоминаются еще в переписке между Иваном III и королем Польши Казимиром за 1490 год, где зерцала фигурирует в списке украденых у русского купца товаров. (Памятники дипломатических сношений Московского государства с Польско–Литовским // Сборник Императорского Русского исторического общества. Т. 35). — СПб., — 1882. — Ч. 1 (годы с 1487 по 1533). — № 11. — С. 45.)

Куяк: Куяки впервые задокументированы в «Боярской книге» 1556-1557 гг. («Боярская книга» 1556/57 года. — М., — 2004. — С. 84–85;86; 94.) Хотя по мнению А.Н. Кирпичникова куяки бытовали на Руси в период с XIII по XVII вв, и до XVI века они назывались панцирями, но именно с этого столетия стали именоваться монгольским термином «куяк», тогда как термин «панцирь» перешѐл к виду кольчатого доспеха. Таким образом под куяком мог пониматься практически любой корпусный пластинчатый доспех, в том числе, пластинчато-нашивные (бригантины), в частности, доспехи ламеллярного и чешуйчатого типа.

Тегиялий: Первое упоминание о «тегиляях тафтяных» и «тегиляях камчатых» встречаеться в переписке между Иваном III и королем Польши Казимиром за 1489 год. (Памятники дипломатических сношений Московского государства с Польско–Литовским // Сборник Императорского Русского исторического общества. Т. 35). — СПб., — 1882. — Ч. 1 (годы с 1487 по 1533). — № 11. — С. 32–33.).

Шлемы

Шеломы: Первое упоминание термина «шелом» относится к концу XII века и зафиксировано в «Слове о полку Игореве». (Ленц Э.Э. Опись собрания оружия графа Шереметьева. — СПб., 1896. — С. 44.)  Согласно А.Н. Кирпичникову, данная форма защиты головы является классической для восточноевропейской военной традиции, в т.ч. и русской, начиная с X века. Они доминировали в России вплоть до конца XVI века. (Кирпичников А.Н. Военное дело на Руси в XIII–XV вв. — Л., 1976. — С. 30.)

Шишак: Длительное время считалось, что первым упоминанем шишака была духовная грамота князя Ивана Ивановича за 1356 год, где упомянут «чечакъ золотъ съ каменьемъ съ жемчуги» (Савваитов П.И. Описание старинных русских утварей, одежд, оружия и ратных доспехов и конского прибора. — СПб., 1865. — С. 308.) Михаил Викторович Горелик, незадолго до смерти, выразил свою точку зрения о «чичаках» и шлемах-шишаках: «Оба этих слова не имеют никакого отношения друг к другу. Русское слово «шишак», обозначающее расплывчато некие разновидности шлема, происходит от тюркского слова «шиш» — выпуклость, острие, вертел… «Чечак» (монг. цэцэг) — тюрк. цветок, а «чечак золот», да еще с каменьями — это драгоценная бляшка в форме цветка, которых в чингизидской доревтике известны многие образцы» (Горелик М. В. Письмо в редакцию // Studia Slavica et Balcanica Petropolitana. — 2015. № 1. —  С. 65.) В документах XVI века шишак не упомянут, за исключением одного упоминания за 1553 год, из статьи Н.В. Гордеева: «В 1553 году Иван Иванов сын Кобылин Мокшеев явился на царскую службу «на коне, в доспехе, в шишаке, и в шлеме, и i наручнях, и в наколенниках, а люди его в полку – один в пансыре и в шлеме, а три человек; в тигелях в толстых» (Гордеев Н.В. Русский оборонительный доспех // Сборник научных трудов по материалам Государственной Оружейной палаты. — М., 1954. — С. 110.). Н.В. Гордеев ссылается на А.В. Висковатова, цитируя этот отрывок. В свою очередь А.В. Висковатов, к сожаление не привел первоисточник, который он процитировал.

Мисюрка: Первым упоминанием термина мисюрка, следует признать 1510 год. В «Реестре посполитых речей скарбных» под названием «прылбица». (Юхо С.В. Инвентарь вооружения Несвижского замка 1510, 1569 годов (позднее вывезенного в Чернавчицы) и другие инвентари 2-й половины XVI века: уникальные источники для новых исследований // Война и оружие: Новые исследования и материалы. Труды Третей Международной научно–практической конференции 16–18 мая 2012 года. — СПб., 2012. — Ч. III. — С. 446-447.). В российских же документах, первое упоминание термина происходит в 1556 году, в каширской десятне. (Гуляев Е. О детях боярских и отроках княжеских и вообще о дворянах, служивших в России до конца XVIII столетия. // «Heraldica». Исторический сборник Н.В. Шапошникова. — СПб., 1900. — Т. I. — С. 36.)

Остальные доспехи

Самое ранее упоминание Наручей, Бутурлык и Наколенок находится в том же документе, что и зерцала — в переписке между Иваном III и королем Польши Казимиром за 1490 год, где они также фигурируют в списке украденых у русского купца вещей. (Памятники дипломатических сношений Московского государства с Польско–Литовским // Сборник Императорского Русского исторического общества. Т. 35). — СПб., — 1882. — Ч. 1 (годы с 1487 по 1533). — № 11. — С. 45.).

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s