Загадка имени Юмшан

Загадка имени Юмшан

Юмшан или юшман это вполне себе известный термин для обозначения кольчато-пластинчатого доспеха. Как известно, впервые наюлюдается в духовной  грамоте Григория Васильевича Жукова Оплечуева 1540-1541 г.: «Да дал есми зятю своему Ивану Ондрееву сыну Мечева коню солов да юмшан» (Акты Феодального Землевладения и Хозяйства. Ч.2. М. 1956. С. 151). Традиционно термин выводят от  персидского jŏšan جوشن (Manouchehr Moshtagh Khorasani, “Linguistic terms describing different types of armour in Persian manuscripts”, Gladius, XXXI (2011), p. 160). Так, Петр Савваитов, ссылаясь В. В. Григорьева, писал: «Начало слова юмшан В. В. Григорьев находит въ Персидскомъ языке: это джоу-шен, въ Татарском произношении изменившееся в юшан, а со вставкою эвфоническаго «м» между «ю» и «ш» обратившееся в юмшан, означает именно броню из дощечек или пластинок, соединенных кольцами…» (Савваитов П.И. Описание старинных русских утварей, одежд, оружия и ратних доспехов и конского прибора. СПб.: типография Императорской академии наук, 1865, С. 319–320)

Однако все не так просто. В процессе изучения нарравтивов и документов XVI века, я наткнулся на странность — наличие личного имени Юмшан.

Так, еще в Кратком летописце за 1415-1486 гг., в сведениях за 1486 год, упомянут некто по имени Юмшан, пришедший в Москву к Ивану III (Сборник последней четверти XV—начала XVI в. из Музейного собрания. Материалы к исследованию [Электронный ресурс]  // Записки отдела рукописей, Вып 25. — М. Государственная библиотека СССР им В. И. Ленина. 1962 — С. 288.

(44) В лето 6994 прииде Юмшан из Вогуличь, сынъ Асыкин, по опасу съслався владыкою Перьмским 287 Филофеем к великому князю Ивану Васил<ь>евич<ю> Владимерскому, и Новоградскому, и Московскому, и Тферьскому, и иных градов и всея Руси. И княз<ь> велик<и> пожалова Юмшана и устрои его дань даяти себе. Того ж<е> лета /л. 4 об./ маиа въ 10 на Вологде посада много сгорело дворов, а на завтрие в 11 въ 3 час<а> дне другая половина посада много пач<е> дворов съгорело, мало и остася, яко ж<е> бы явно послана от бога казнь, и многа тщета быс<ть> имен<ь>ю людем за грехы наша.

Другой случай можно наблюдать в Жалованной грамоте Анне Лазаревой от в.кн. Василия Ивановича (1526 г.), а затем подтвержденной и в.кн. Иваном Васильевичем (1535 г.). Одного из сыновей завут Юшман. Отдельно подчеркну, что в тексте издания он именно Юшман, а не Юмшан, но предполагаю, что в оригинале было именно Юмшан. В подтверждение, смотртите третий случай.

Жалованая Анне Лазаревой

Акты служилых землевладельцев XV — начала XVII века. — Том 1. — М.: «Археографический центр», 1997. — С. 109.

И наконец третий случай — в алфавите к Тысячной книге упомянут все тот же Юмшан Андреевич Лазерев.

17632144_10155131149849522_6677814504690847291_o

Тысячная книга (алфавит к ней) // Описание документов и бумаг, хранящихся в московском архиве министерства юстиции, Отдел III Историко-Юридические материалы, — М., 1891. — Кн. 8. — С. 195

В чем же дело?

Пока что, у меня нет ответа или даже гипотезы. В любом случае я продолжу собирать материал, и, возможно, тогда станет более понятным в чем дело. Пока же отмечу лишь факт наличия двух персон с именем Юмшан. Упоминание первого зафиксировано в 1486 году, а второго — в 1526 и 1550 гг. Как видим — первые две даты раньше первого зафиксированного упоминяния доспешного термина в 1541 году.

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s