О зерцалах и зеркалах

Одним из важных вопросов изучения любых доспехов является вопрос происхождения терминов, обозначающих те или иные элементы защитного снаряжения. Этимология некоторых терминов сразу обозначает славянское происхождение, как, например, «шелом» или «кольчуга», так и неславянское происхождение у других, например, бахтерец, юшман и т.д. Не так обстоит дело с термином зерцала. Схожесть обоих слов, а также особенности зерцальных доспехов, на первый взгляд указывают на неоспоримое тождество этимологии терминов.

Фактически, в историографии оформилось две точки зрения на происхождение термина «зерцало» — русская и восточная.

Происхождение термина «зерцало» изначально кажется исконно русским из-за созвучия со словом зеркало, а также ошибочно связанным с полировкой пластин доспеха до зеркального блеска. Так, Гордеев считал, что: «Наименование доспеха – чисто русского происхождения; зерцало тождественно современному слову «зеркало». Обычно гладкие металлические пластины зерцала шлифовались и начищались до блеска, часто золотились и серебрились, украшались гравировкой и чеканкой»[1].

В наше время точку зрения о русском происхождении термина зерцала высказал Ю.А. Кулешов, в рамках масштабной дискуссии об ориентализации русского военного дела: «Сам же термин является устаревшем обозначением «зеркало» в более ранее время, им могли обозначать, к примеру, любой блестящий полированный доспех. Здесь стоит специально оговориться. Дело в том, что на протяжении практически всего средневековья, полировка доспехов являлась не обязательным атрибутом, а была техникой его отделки, то есть исключением. При чём процесс этот был весьма трудоёмким, вследствие чего такие доспехи ценились весьма высоко[2]».

Иной точки зрения придерживались еще оружиеведы XIX века. Ленц упомянул, что «зирь» значит по-татарски «доспех», «кольчуга» или «броня». Таким образом, термин «зерцало», может быть русифицированным заимствованием с востока[3].

Вероятный ответ на вопрос о происхождении термина зерцала можно найти у Вельтмана – по его мнению «Русские зерцала, происходя по названию, может быть, от восточного слова зерх, зирэх (броня, кольчуга) более сходны с латами, имевшими всегда подбой»[4].

Мы вынуждены не согласится с русским происхождением термина. Во-первых, из-за вышеприведенных мнений Э.Э. Ленца и А.Ф. Вельтмана. Во-вторых, сам Ю.А. Кулешов приводит термин «zirh gömlek», который используется в турецком языке для обозначения кольчатых и кольчато-пластинчатых доспехов[5]. Таким образом, даже визуальное сходство «зир» и «zirh» вынуждают усомнится в предположении Ю.А. Кулешова.

Впрочем, не являясь лингвистом, не могу дать полную лингвистическую оценку данным фактым. Напоследок лишь приведу замечательное наблюдение, сделанное Г.Ф. Одинцовым в статье посвященной переписной книге Оружейной палаты за 1687 год, на С. 311 он приводит факт использования в этом источнике как термина «зерцала», так и термина «зеркало». Так, в Оружейно палате в 1867 году было как «зеркало настенное» так и «зерцала сталные»[6]

Зеркало

Зерцала

Кроме того, учитывая что в той же переписной книге присутствует масса добавочных суффиксов к заимствованым терминам — буздыган — быздыганЕЦ, чемодан — чемоданЕЦ, и примеры с бахтерцами в литвинском актовом метериале где повсеместно «бехцер» и ни одного «бехцерца», а у московитов всегда бехтерец. Думаю зерцала это от тюркского ЗИРЪ т.е. zirh — zirhцало. Более того, я хоть и не лингвист, но арабском средневековом, кольчатые доспехи нахывались dir, только там не наша Д, а гортанный звук средний между Д, Р и Г, впрочем сходство зир и дир пока недоказуемо. Таким образом, моя точка зрения — зерцала — термин восточного происхождения. 

[1]Гордеев Н. В. Русский оборонительный доспех – С. 105.

[2]Кулешов Ю.А. К вопросу о доспешной моде на Руси в так называемый период ориентализации, 2-я половина XV – 1-я половина XVI вв. Постановка вопроса. (Отзыв на статьи Шиндлера О.В., Быкова А.В., Несина М.А., Комарова О.В., Панкратова А.Г., Бузденкова Д.Е. опубликованные в специальном выпуске № 5 «Стояние на реке Угре 1480-2015») [Электронный ресурс] // История военного дела: исследования и источники. — 2017. — Специальный выпуск V. Стояние на реке Угре 1480-2015. — Ч. III. — C. 750

[3]Ленц Э.Э. Опись собрания оружия графа Шереметьева. – С. 22.

[4]Вельтман А.Ф. Московскаиа оружейнаиа палата. – 1860. – С. 212.

[5]Кулешов Ю.А. К вопросу о доспешной моде на Руси в так называемый период ориентализации, 2-я половина XV – 1-я половина XVI вв. Постановка вопроса. C. 751

[6]Одинцов, Г. Ф. Описная книга Оружейной палаты 1687 г. // История русского языка: памятники XI-XVIII вв. Москва: Наука, 1982. С .296-320

Реклама

О калантарях

Моя первая заочная полемика в научных статьях

В своей первой статье я писал о калантарях и отталкивался от общепринятого в оружиеведение понятия что такое калантари — кольчато-пластинчатый доспех из квадратных или прямоугольных пластин, вплетенный в кольчужное полотно с четырех сторон. Данная короткая характеристика позволяет четко отделить этот доспех от других видов кольчато-пластинчатых доспехов – бахтерцев и юшманов. (Подробнее: Шиндлер О.В. Классификация русских корпусных доспехов XVI века. // История военного дела: исследования и источники. — 2014. — Т. V. — С. 451-454). Именно руководствуясь этими соображениями я «обнаружил» такой калантарь среди экспонатов Государственного Исторического Музея – № 68357.

Среди публикаций докладов Седьмой Международной научно-практической конференции Война и оружие. Новые исследования и материалы, прошедшей в Питере 18–20 мая 2016 года, есть чрезвычайно интересная статья Чубинского А.Н. (Чубинский А.Н. Предметы вооружения, утраченные Оружейной палатой в XVII–XIX веках. Утраты мнимые и действительные, — Война и оружие. Новые исследования и материалы Труды Седьмой Международной научно-практической конференции 18–20 мая 2016 года, — Часть V — С. 349-351.), в которой почтенный коллега не согласен с частью моих выводов.

Аргументы моего заочного оппонента определенно обоснованы в том, что единственный колонтарь хранившийся в Оружейной палате, утрачен, а его описание обрисовывает совершенно другой, труднопредставляемый доспех, который к тому де был единичным. Исходя из этой логики действительно можно поставить под сомнение определение доспеха № 68357 из ГИМа как колонтаря. Однако я не могу полностью согласится с мнением Чубинского А.Н.

Во-первых, мои соображения отталкиваются от уже устоявшегося определения вида кольчато-пластинчатых доспехов, которые используют оружиеведы (Например, Бобров Л.А., Худяков Ю.С. Вооружение и тактика кочевников Центральной Азии и Южной Сибири в эпоху позднего Средневековья и раннего Нового времени (XV — первая половина XVIII в.). – СПб.: Филологический факультет СПбГУ, 2008. С. 391, 396., с которыми Чубинский А.Н. также не согласен).

Моим вторым аргументом будет параллель между другим случаем использования одного названия для двух разных видов доспехов – а именно зерцала. Как я уже показал в «Классификации русских корпусных доспехов XVI века» названием зерцала называли доспех иранского происхождения (Чаар-Айна), состоявшего из 4 крупных пластин, которые могли соединяться как ремешками, так и кольцами. Для удобства различия я предложил именовать эти зерцала личными. Этот доспех играл роль вспомогательного доспеха, одевавшегося на кольчугу или пансырь. Также зерцалами называли доспех османского происхождения (Dönemi Zırh), который был полноценным самостоятельным доспехом, набранным из нескольких десятков пластин и защищавшим грудь, спину, бока и плечи ратника.

Таким образом, имея на лицо факт существования отдельного вида кольчато-пластинчатого доспеха, имеющего несколько экземпляров (1 предположительно русский, 2 сибирских, 1 османский, а также подобные им кавказские и индийские аналоги, реквизиты которых, я, к сожалению, пока не имею), а также аналогичный пример употребления одного термина для двух разных видов доспехов, считаю абсолютно легитимным отстаивать свою версию и считать доспех № 68357 из ГИМа – колонтарем.

П.С. Возможно больше ясности в эту дискуссию могли бы внести сведения о доспехе из ГИМа – история поступления в музей, документация и т.д., которые могли бы пролить больше света на вопрос о колонтарях в целом и о русских колонтарях в частности.

Зерцала полные № 88 из коллекции Шереметьева

Зерцала полные № 88 из коллекции Шереметьева. XVI—XVII вв.

Коллекция Шереметьева в 1930-х годах попала в фонды Государственного Эрмитажа, поэтому вероятно, этот доспех сегодня находиться именно в Эрмитаже.

 

Вот как Э.Э. Ленц описал эти зерцала: Средний щит, так называемый «кругъ», окаймлен зеленой тесьмою с бахромой, прикрепленной к кругу серебряными заклепками с круглыми головками. Наружный край имеет ряд мелких отверстий для кольчужной перемычки или для заклепок, придерживавших мягкий подбой. В середине круга выбит плоско-выпуклый кружок, вокруг него гладкая полоса, затмъ 3-й кружок вытерт мелкими, смежными ложками, расположенными лучеобразно и 4-й кружок опять гладкий. Отсутствие всякого узора, позолоты и других украшений вызывают предположение, что эти зерцала недоделаны.

К верхнему краю среднего круга примыкает ожерелье в 2 щитка размера 24,45 см на 5,56 см и охватывающий шею обруч; к ней же, посредством кольчужной перемычки, прикреплены нарамки (плечевые скрепления) в 8,89 см ширины, с опушкой из зеленой бахромы, прибитой двумя репейчатыми и двумя простыми пупчатыми гвоздями; на верхних углах этих плечевых скреплений сохранилось по железной пряжке без шпенька. Щитки соединены менжду собою и с кругом ремнями на серебряных заклепках, с мелкими круглыми головками.

Нижнюю часть зерцала, под кругом, образуютъ три щитка, постепенно увеличивающихся (от 26,67 см до 32,23 см) размеров; верхний из них украшен 4 репейчатыми серебряными гвоздями и маленьким, серебряным же, выступом или язычком с двумя мелкими пупчатыми гвоздями. Боковые прикрытия образуют 4 доски, по две с каждой стороны, в 15,56 см длины и 6,67 см ширины, скрепленные между собой также ремнями на серебряных заклепках. Углы между боковыми и нижними пластинками прикрыты с каждой стороны трехугольной доскою.

Прикрытие затылка или «наплечки» состоит из одной, выгнутой по форм плеч доски, с вырезомъ для шеи; на плечах по четыре серебряных репейчатых гвоздя. По бокамъ этой доски, на кольчужной, скрепленной на гвоздь перемычке висит, для защиты плеч; по одной с каждой стороны трехугольной гладкой пластинке, опушенной зеленой бахромой.

  • Длина — 64,45 см
  • Ширина с боковыми пластинами — 53,34 см
  • Диаметр круга (центральной круглой пластины) — 28,9 см
  • Вес — 3015 г

Иллюстрации из: Ленц Э.Э. Опись собрания оружия графа Шереметьева. СПб, 1895, Таб. I

Зерцальный доспех №88 Шереметьев

Литература: Ленц Э.Э. Опись собрания оружия графа Шереметьева. СПб, 1895, С. 28-29.

Зерцала полные LRK 23462 из Livrustkammaren

Зерцала полные LRK 23462, использовавшиеся русским ратником в XVI веке.

Вот такой замечательный доспех хранится в Стокгольме, в Шведксой оружейной палате. На сайте музея, зерцала датируют 1573 годом и связывают с одним их эпизодов Ливонской войны — Битвой близ замка Лоде.

Эти зерцала состоят из 18 пластин. По 8 пластин формируют грудную и спиную «доски» и еще две пластинки защищают плечи. Пластины соединены кольчужными круглыми кольцами диаметром 8,5 мм. Подол набран из круглых и слегка плосковатых колец внутренним диаметром 6 мм. Особое отличие этого зерцала заключается в наличие подола лишь у грудной доски, что почти наверняка указавает на то, что эти зерцала — доспех конного ратника, и такая конструкция позводяет удобнее сидеть в седле. Исходя из конструкции доспеха, а также орнамента украшений поверхности пластин — эти зерцала могут быть турецкой работы.

  • Длина спины: 505 мм
  • Ширина спины: 620 мм
  • Высота груди: 670 мм
  • Ширина груди: 660 мм
  • Вес: 2,372 г (задняя часть)
  • Вес: 2,669 г (нагрудник)

https://commons.wikimedia.org/wiki/File:Brynjepansar_-_Livrustkammaren_-_25684.tif

Часть фото взяты с ТФ, а часть с сайта музея.

med_gallery_1649_450_369088

0401030205med_gallery_1649_450_2052006

Dig2875
Nn23462+7379

И ещё немного черно-белых фото из музейного архива

eMuseumPlus

LN_A00012_000012

LN_A00013_000013

LN_B09025_011905

LN_B09027_011907