Доспехи Ивана Грозного

Доспехи царей 17 века, Михаила Федоровича и Алексея Михайловича, хорошо известны всем, кто интересуется темой русских доспехов. Царские бахтерцы, юшманы и зерцала являются одними из самых известных экспGrozniiонатов из Оружейной палаты.

Совсем иначе обстоит дело с доспехами царя Ивана Грозного. К сожалению, о его доспехах мы знаем не так много, как хотелось бы.

В этом посте я попытаюсь свести воедино известия о доспехах Ивана Васильевича.

На данный момент нам известно о трех корпусных доспехах Ивана Грозного: пасныре, калантаре и тегиляе.

В описи Оружейной палаты 1687 года, фигурировал пансырь Ивана Грозного: «пансырь великаго государя царя и великаго князя Ивана Васильевича всея Русии, на грудях с обе стороны по десяти колец с подписью»[1]. «Панцырь по ерлыку написан великого государя царя и великого князя Ивана Васильевича всеа Русии. На грудях с обе стороны под десяти колец с подписью…»[2]. Как отмечает А.Н. Чубинский, пансырь Ивана Грозного, вероятно, до сих пор находится среди пансырей Оружейной палаты. По мнению исследователя, ярлык с надписью пропал в какой-то момент в прошлом, и из-за этого, мы не можем идентифицировать царский пансырь[3].

Иван Грозный использовал калантарь во время Казанского похода 1552 года: «Тако же и сам царь князь великий уготовися, и в калантырь облекся предо всеми, яко гигант, и златый шелом возложив на главу свою, и препоясася брани своея мечем»; «И стояше весь вооружен во златыя броня, в рекомый калантырь, и готов на подвиг, ожидая милости Божия, поющим у него беспрестани священником и диаконом молебны»[4].

Также мы знаем, что у царя был также тегиляй, причем, на тегиляе Ивана Грозного было нашито до 56 пуговиц[5]. Этот тегиляй был шестьдесят вторым нарядом царя. Вот часть описания этого тегиляя: «тегиляй камка кизылбашская, на вишневе розные шелки — мужики, и ребята, и птицы»[6].

Однако это был не единственный тегиляй царя. Еще два таких описаны в сборнике А. Викторова — «Тегиляй бархат венедитцкой шолкъ червчатъ, на золотой земле петли золоты и серебряны. Опушенъ горностаем, подложен тафтою зеленою, безъ пугвиц«. И второй: «Тегиляй бархат венедитцкой, рудожолтъ, стеганъ. Круживо на немъ — ткано шолкъ червчатъ с серебром по червчатому отласу; бахрама шолкъ голубъ. Пуговки на немъ серебряны, угольчаты» [7].

pfFFMWE7A34

Помимо корпусных доспехов, нам прекрасно известен искусно сделанный шелом Ивана Грозного[8].

Тулья высокая, граненая. Венец прямой, широкий, по венцу кант. Навершие привертное. По венцу сделана надпись, о принадлежности шелома Ивану Грозному. Материалы: сталь, серебро, латунь, золото. XVI век.

Нам известны параметры этого шелома[9]:

  • Высота — 38 см
  • Диаметр — 19 см
  • Вес — 1180 г

Шелом Грозного находится в экспозиции Стокгольмской королевской сокровищницы. История его попадания туда окутана множеством версий. Согласно одной из них, он туда попал через Польшу. Якобы поляки захватили его во время «смуты», а шведы, в свою очередь, захватили его в Варшаве, во время «потопа».

[1] Вельтман А.Ф. Московская оружейная палата. —   М., 1844. — С. 40.

[2] Древности Российского государства, изданные по высочайшему повелению М., 1853, Отделение III. С. X; Переписная книга 1687 г. Л. 514 об., 515. № 2, 3.

[3] Чубинский А.Н. Предметы вооружения, утраченные Оружейной палатой в XVII–XIX веках. Утраты мнимые и действительные, — Война и оружие. Новые исследования и материалы Труды Седьмой Международной научно-практической конференции 18–20 мая 2016 года, — Часть V — С. 343-344.

[4] Казанская история. — М–Л.: АН СССР, 1954. — С. 125, 148.

[5] Левинсон-Нечаева М.Н. Одежда и ткани XVI-XVII веков // Государственная оружейная палата Московского Кремля. Сб. научных работ по материалам Государственной оружейной палаты. — Москва, 1954, — С. 328

[6] «Временник», кн. 7, смесь, С. 33. Цитата по Левинсон-Нечаева М.Н. — С. 342.

[7] Викторов А.Е. Описание записных книг и бумаг старинных дворцовых приказов 1613–1725 г. — М., 1877. — Вып. 1. — С. 3.

[8] Бобринский А.А. Шлем Ивана Грозного // Записки Императорского Русского археологического общества. Санкт-Петербург: Типография Императорской Академии наук, 1898. Т. X. Вып. 1–2. Новая серия. С. 316–325; Богатырев С.Н. Шлем Ивана Грозного в контексте придворной культуры // Studia Slavica et Balcanica Petropolitana. — 2014. № 2. — С. 112-140; Богатырев С.Н. Имеет ли размер значение? Итоги дискуссии о парадных головных уборах? // Studia Slavica et Balcanica Petropolitana. — 2015. № 1. — С. 82-89; Лаврентьев А. В. Принадлежал ли Ивану Грозному «шлем Ивана Грозного»? // Studia Slavica et Balcanica Petropolitana. — 2014. № 2. — С. 92-111; Игина Ю. Ф. Казус шлема Ивана Грозного: к постановке проблемы // Studia Slavica et Balcanica Petropolitana 2014 № 2 — С. 67-91; Игина, Ю. Ф. О династических шлемах, чичаках и шапках: ответ на статью С.Н. Богатырева «Шлем Ивана Грозного в контексте придворной культуры» // Studia Slavica et Balcanica Petropolitana. — 2015. № 1. — С. 67-81.

[9] Данные из: Богатырев С.Н. Шлем Ивана Грозного в контексте придворной культуры // Studia Slavica et Balcanica Petropolitana. — 2014. № 2. — С. 127.

Реклама

О калантарях

Моя первая заочная полемика в научных статьях

В своей первой статье я писал о калантарях и отталкивался от общепринятого в оружиеведение понятия что такое калантари — кольчато-пластинчатый доспех из квадратных или прямоугольных пластин, вплетенный в кольчужное полотно с четырех сторон. Данная короткая характеристика позволяет четко отделить этот доспех от других видов кольчато-пластинчатых доспехов – бахтерцев и юшманов. (Подробнее: Шиндлер О.В. Классификация русских корпусных доспехов XVI века. // История военного дела: исследования и источники. — 2014. — Т. V. — С. 451-454). Именно руководствуясь этими соображениями я «обнаружил» такой калантарь среди экспонатов Государственного Исторического Музея – № 68357.

Среди публикаций докладов Седьмой Международной научно-практической конференции Война и оружие. Новые исследования и материалы, прошедшей в Питере 18–20 мая 2016 года, есть чрезвычайно интересная статья Чубинского А.Н. (Чубинский А.Н. Предметы вооружения, утраченные Оружейной палатой в XVII–XIX веках. Утраты мнимые и действительные, — Война и оружие. Новые исследования и материалы Труды Седьмой Международной научно-практической конференции 18–20 мая 2016 года, — Часть V — С. 349-351.), в которой почтенный коллега не согласен с частью моих выводов.

Аргументы моего заочного оппонента определенно обоснованы в том, что единственный колонтарь хранившийся в Оружейной палате, утрачен, а его описание обрисовывает совершенно другой, труднопредставляемый доспех, который к тому де был единичным. Исходя из этой логики действительно можно поставить под сомнение определение доспеха № 68357 из ГИМа как колонтаря. Однако я не могу полностью согласится с мнением Чубинского А.Н.

Во-первых, мои соображения отталкиваются от уже устоявшегося определения вида кольчато-пластинчатых доспехов, которые используют оружиеведы (Например, Бобров Л.А., Худяков Ю.С. Вооружение и тактика кочевников Центральной Азии и Южной Сибири в эпоху позднего Средневековья и раннего Нового времени (XV — первая половина XVIII в.). – СПб.: Филологический факультет СПбГУ, 2008. С. 391, 396., с которыми Чубинский А.Н. также не согласен).

Моим вторым аргументом будет параллель между другим случаем использования одного названия для двух разных видов доспехов – а именно зерцала. Как я уже показал в «Классификации русских корпусных доспехов XVI века» названием зерцала называли доспех иранского происхождения (Чаар-Айна), состоявшего из 4 крупных пластин, которые могли соединяться как ремешками, так и кольцами. Для удобства различия я предложил именовать эти зерцала личными. Этот доспех играл роль вспомогательного доспеха, одевавшегося на кольчугу или пансырь.

Таким образом, имея на лицо факт существования отдельного вида кольчато-пластинчатого доспеха, имеющего несколько экземпляров (1 предположительно русский, 2 сибирских, 1 османский, а также подобные им кавказские и индийские аналоги, реквизиты которых, я, к сожалению, пока не имею), а также аналогичный пример употребления одного термина для двух разных видов доспехов, считаю абсолютно легитимным отстаивать свою версию и считать доспех № 68357 из ГИМа – колонтарем.

П.С. Возможно больше ясности в эту дискуссию могли бы внести сведения о доспехе из ГИМа – история поступления в музей, документация и т.д., которые могли бы пролить больше света на вопрос о колонтарях в целом и о русских колонтарях в частности.

Калантарь № 68357 из ГИМа

Калантарь № 68357 из ГИМа. XVI век (вероятно).

Это единственный в своем роде доспех, дощедший до наших дней.

Происхождения термина «калантарь» или «колонтарь» считается неизвестным. Дорджи Банзаров также отнес этот термин к восточным заимствованиям, однако не дал чѐткого определения, предложив искать его корни в турецком, татарском, персидском или арабском языках. Возможное происхождение этого термина я нашел в глоссарии «Книги побед» Шереф ад–Дина Йедзи, где написано, что «калантар, перс. — старейшина племени, предводитель; старшина (административный чиновник), купеческий старшина». Таким образом, можно предположить, что этот вид доспеха получил название по должности военачальников, носивших его.

Первое упоминание о калантаре находится в одном из списков Задонщины, датируемой 1470-ми годами: «Кони ржуть на Москве, бубны бьють на Коломне, трубы трубят в Серпухове, звенить слава по всей земли русськой, чюдно стязи стоять у Дону великого… светяться калантыри злачены»

А.В. Висковатов, ошибочно считал, что калантари это исключительно безрукавные доспехи. Эта ошибка настолько укоренилась в историографии, что даже такие зубры российского оружиеведения как М.М. Денисова, которая и ввела этот экспонат ГИМа в научный оборот, и А.Н. Кирпичников не признали в этом доспехе калантарь. Первыми опознали калантарь тульские реконструкторы.

Главным отличием калантарей от юшманов и бахтерцев является техника вплетения пластин в кольчужное полотно. Если пластины бахтерцев и юшманов находили одна на другую, то пластины калантаря вплетались в кольчужное полотно со всех четырех сторон, имея на каждом краю пластины отверстия для колец

Калантарь из ГИМа состоит из 54 квадратных пластинок, собранных на кольчужные кольца с круглым сечением, клѐпанные на гвоздь. Грудь и спина выполнены из трех вертикальных рядов по пять пластин, бока — из четырѐх вертикальных рядов по три пластины. У калантаря имеются кольчатые воротник, подол и рукава.

Фото из: Корх А.С. Куликовская битва. 600 лет, Внешторгиздат, 1980. Илл. 76

%d0%ba%d0%be%d1%80%d1%85-%d0%b8%d0%bb%d0%bb-76

 

Денисова датировала этот «бахтерец» XVII веком, однако калантари были более ранними кольчато-пластинчатыми доспехами, поэтому вероятность что этот калантарь  XVI века чрезвычайно высока!

Илл. из: Денисова М.М. Русское оружие XI–XIX вв. — М.,1953., Табл. XII, рис. 95

h_1390216239_4700905_397e5ba880

рис 95 слева вверху калантарь из денисовой