О происхождении шишаков (продолжение)

О происхождении шишаков (продолжение)

Предыдущие части моих наблюдений о шишаках читать тут и тут.

Итак, в предыдущих частях расследования о шишаках, я обнаружил два важных факта:

  1. Термин шишак не фигурировал среди доспешной терминологии Московского царства до 1590 г., т.е. во времена правления Ивана Грозного.
  2. Заимствование термина шишак, вероятно, произошло через контакты с Польшей и ВКЛ, где шишаки стали фигурировать в письменных источниках с середины XVI века.

Однако, все эти наблюдения так и не ответили на вопрос о происхождении самого термина. Кроме того, вследствие моей разведки были обнаружены еще несколько проблемных моментов, которые в совокупности с тремя случаями использования терминов чичак и чичяк в XIV и XVI вв. все еще требуют ответа. Но, обо всем по порядку.

Венгерский вектор

Ранее я уже предположил, что польское szyszak изначально происходит от венгерского sisak, в качестве термина для обозначения гусарских шлемов. Благодаря помощи украинского историка Мырослава Волощука, я связался с венгерским исследователем László Veszprémy. По его словам, среди венгерских исследователей есть почти единогласная увереность в том, что термин sisak, который использовался для общего наменования вообще всех шлемов, был заимствован во все славянские языки, а также и в немецкий, именно из венгерского.

Так, в венгерском языке он появился впервые в 1405 году: «Quandam cassidem wlgo Sysak dictam». С тех пор, термин хорошо задокументирован, и использовался как общий термин для шлемов.

TAMOP-4_2_5-09_Etimologiai_szotar

Этимологический словарь венгерского языка под ред. Gábor Zaicz.

Владеющие венгерским могут также обратится к следующим работам:

  • Kiss Lajos (1979b), Tautologische slawisch-ungarische Mischnamen in der ungarländischen Toponymie. Studia Slavica 25: 231–239
  • Lajos KISS: Nem a törökből származik-e a sisak szavunk? Magyar Nyelvőr 82 (1958):233-35.
  • István KNIEZSA: Sisak Magyar Nyelv  38 (1942): 337-344.

Текст в словаре указывает на то, что происхождение термина неизвестно. Впрочем, венгры не сомневаются, что немецкое zischägge, очевидно, является немецким произношением венгерского sisak, как и дальнейшим появлением соответсвующих понятий в славянских языках.

По непроверенным пока данным, термин sisak мог быть как турецкого происхождения, так и куманского XIII века. Однозначного мнения в академической среде пока нет.

В любом случае, казалось на этом расследование можно закончить, заключив венгерское происхождение термина, от которого и появились дерривативы в других центрально- и восточноевроепейских языках. Однако, среди польских документов обнаружились интересные сведения.

Обратно в Польшу

Так в польском этимологическом словаре (Słownik staropolskich nazw osobowych. Pod red. i ze wstępem Witolda Taszyckiego) обнаружилась ссылка на упоминание термина szyszak еще в 1380 году.

29683151_566085700431628_7142030543921171845_n

Słownik staropolskich nazw osobowych. T. 5, Wroclaw-Warszawa-Krakow-Gdansk: Polska Akademia Nauk. Komitet Językoznawstwa; Polska Akademia Nauk. Instytut Języka Polskiego. Zakład Onomastyki Polskiej. Pracownia Antroponimii Polskiej, 1977. S.358

Эта ссылка относит нас к сборнику актов Acta consularia Casimiriensia 1369-1381 et 1385-1402, опубликованному польским историком Адамом Хмелем в 1932 году. На странице 132 мы видим упоминание шишака, однако написание термина существенно отличается — вместо традиционного szyszak мы видим слово Schischak. Более того, передача «ш» через «sch» преполагает германизм.

 

P. 132

Благодаря помощи моего товарища-лингвиста Дмитрия Лытова из Оттавы, я установил, что Qwetton и Schischack были гарантировали (защищали) Яна от ран, а Чепан Гансорович с Микушем Лаговничковым на 14-й день нашли удовлетворение. Вопрос о том, что скрывается за термином schischak остается открытым.

И снова в Россию

Возвращаясь снова к шишакам в России, уместно будет также вспомнить пресловутые чичаки золотные, о которые было сломано немало копий. Напомню, что в духовной грамоте князя Ивана Ивановича за 1358 год и духовной Дмитрия Жилки за 1509 год, а также в «Хождении за три моря» Афанасия Никитина (датируется 1466-1472) фигурует термин «чичак».

Для удобства процитируем эти фрагменты:

Духовная грамота князя Ивана Ивановича за 1358 год 

А се далъ есмь сыну своему Князю Дмитрью: …поясъ золотъ съ крюкомъ, обязь золота, сабля золота, и серга золота съ женчугомъ, чечакъ золотъ съ каменьемъ съ женчуги, 2 овкача золота, ковшь великий золотъ гладъкий, коропка золотомъ кована сердонична, бадья серебрена съ наливкою серебреною, . . . ца золота съ каменьемъ, опашень скорлатенъ саженъ.
Духовные и договорные грамоты великих и удельных князей XIV–XVI вв. — М., Л., 1950. — № 4. — С. 16, 18.

 

Духовная грамота Дмитрия Жилки за 1509 год

А въ казне моей саженья: …да два чичака золоты, одинъ грановитъ, а на обеихъ яхонты сини…

Духовные и договорные грамоты князей великих и удельных. —  М., 1909. — № XX. — С. 84.

Фрагмент из «Хождения»

Да на салтане кавтан весь сажен яхонты, да н а ш а п к е ч и ч я к о л м а з в е л и к ы и, да саадак золот… да три сабли… золотом окованы, да седло золото, д а с н а с т ь з о л о т а, да все золото»

Хождение за три моря Афанасия Никитина / Под ред. Я. С. Лурье, Л. С. Семенова.
Л., 1986. С. 13.

О том были ли чичаки шишаками поломано немало копий. Достаточно вспомнить жарчайшую дискуссию о шлемах Иван Грозного и царевича Ивана Ивановича на страницах Studia Slavica et Balcanica Petropolitana. Позволю себе привести некоторые цитаты.

Так, Сергей Богатырев убежден, что во всех фрагментах чичак обозначает шлем. Наиболее весомым является аргумент о том, что «хранившийся в княжеской казне «чичак» был «грановит»» (духовная Дмитрия Жилки). Такая особенность как «грановитость», действительно серъезный аргумент (Богатырев С.Н. Шлем Ивана Грозного в контексте придворной культуры // Studia Slavica et Balcanica Petropolitana. — 2014. № 2. — С. 133). Второй, вполне весомый аргумент касается Хождения. Так, Богатырев указывает, что «создатель Сухановского извода считал слова «шапка» и «чичяк» близкими по значению и поэтому опустил первое из них, изменив форму второго на более привычное «шишак».» Сухановский извод выполнен в 1630-1640-ые, и посему интерпретатор текста, по мнению Богатырева прекрасно разбирался в лексике языка допетровской России. (Там же — С. 133-134).

А.В. Лаврентьев подвергает сомнению мнение Богатырева, что чичак обозначал шлем. По его мнению чичак это «не боевой шлем, а драгоценное украшение «шапки», возможно даже боевого шлема, но никак не сам шлем» (Лаврентьев А. В. Принадлежал ли Ивану Грозному «шлем Ивана Грозного»? // Studia Slavica et Balcanica Petropolitana. — 2014. № 2. — С. 105).

Критикует мнение о тождестве чичака и шишака и Юлия Игина. Так, она подчеркивает что «Слова «шапка» и «чичяк» не могут быть близкими по значению уже хотя бы потому, что в описании Афанасия Никитина «чичяк» находится «на шапке»«. Более того, исследовательница справедливо отмечает, что интерпретатор Сухановского извода «слабо представлял себе «шапку» бахма-
нидского султана и что такое «чичяк», и принял этнографическую зарисовку тверского купца за описание шлема-шишака, украшенного алмазом«. Кроме того, Юлия Игина также отрицает тождество «чичаков золотных» из духовных с шлемами шишаками, считая те чичаки ничем иным как «золотой бляшкой в форме цветка» (Игина, Ю. Ф. О династических шлемах, чичаках и шапках: ответ на статью С.Н. Богатырева «Шлем Ивана Грозного в контексте придворной культуры» // Studia Slavica et Balcanica Petropolitana. — 2015. № 1. — С. 77-78).

Наконец, свое веское слово сказал в письме в редакцию Михаил Горелик. Так он подчеркнул ошибочность отождествления «слов-терминов «шишак» и упомянутого в завещании московского князя Ивана Красного «чечак»«. По его мнению эти термины «не имеют никакого отношения друг к другуРусское слово «шишак», обозначающее расплывчато некие разновидности шлема, проис-
ходит от тюркского слова «шиш» — выпуклость, острие, вертел, отсюда русское «шиш» (комбинация из трех пальцев), шишка и шашлык (от крым.-татар.: шишлик — мясо, приготовленное на вертеле).» С этимологией термина шишак, конечно, можно спорить и дисскутировать, однако с тем, что чичак и шишак — это разные вещи, сомнений нет: «Чечак (монг. цэцэг) — тюрк. цветок, а «чечак золот», да еще с каменьями — это драгоценная бляшка в форме цветка, которых в чингизидской доревтике известны многие образцы» (Горелик М. В. Письмо в редакцию // Studia Slavica et Balcanica Petropolitana. — 2015. № 1. —  С. 64-66.)

От себя добавлю также, что если обратится к тексту самой духовной Ивана Ивановича, «чечак» соседствует с разными дорогими и украшенными золотом предметами, из которых лишь сабля может рассматриваться в качестве военного атрибута. То же самое мы наблюдаем и в духовной Дмитрия Ивановича – «два чичака» соседствуют с драгоценными предметами, но не с военными.

Итоги исследования

Все вышеприведенные аргументы позволяют мне считать, что термин шишак появился в России не ранее конца XVI века, а все аргументы о возможности бытования этого термина еще в конце XIV века в виде термина «чичак», считаю вполне опровергнутыми.

Что касается происхождения термина шишак и месте его заимствования, то наиболее вероятной на данный момент мне кажеться следующая схема:

Происхождение термина шишак идет от венгерского sisak, которое было общим термином для любого шлема. Впоследствие, при заимствовании гусарской коннициы в Польше, также был заимствован и термин обозначавший гусарский шлем — т.е. szyszak. У венгров он фигурирует с 1405 года и обильно встречается в документах. У поляков с 1540-ых, также весьма обширно встречается в документах. Где-то с 1560-ых множество «шишаков» наблюдаются в ВКЛ, и, наконец, аж в 1590 первое упоминание в России. Венгры убеждены, что немецкое zischägge это транскрипция венгерского термина. Также они убеждены, что во все славянские языки слово также пришло с венгерского.

Таким образом схема выглядит так:

  • Начало XV века: sisak (Венгрия)
  • Первая половина XVI века: szyszak (Польша) и zischägge (Германия)
  • Середина XVI века: шишакъ (ВКЛ)
  • Конец XVI века: шишакъ (Россия)

Конечно, происхождение термина schischak упомянутого выше, еще предстоит уточнить, также как и более глубокий анализ немецких и турецких источников, которым пока было уделено мало внимания. Однако, в целом, на данный момент, теория кажется довольно обоснованой.

Предыдущие части моих наблюдений о шишаках читать тут и тут.

 

Реклама

Юшман из ВИМИАВиС

Юшман из экспозиции Военно-исторического музея артиллерии, инженерных войск и войск связи. 17 век?

Юшман выполнен из 9 рядов. Грудь состоит из 2 рядов по 8 пластин. Спина выполнена из 5 рядов по 18 пластин. Бока состоят из 1 ряда по 8 пластин каждый. Подполка нет. Всего пластин в доспехе — 122 штуки.

1zXOaPzASno7m4uvKpT9JQarty206sgallery_21852_348_74869gallery_21852_348_80135gallery_21852_348_84263gallery_21852_348_151867gallery_21852_348_221211i4Anj0AK0EUIMG_0265IMG_0266IMG_0267IMG_0269IMG_0271Na0vm8XE7EEsp_art031sp_art073OLYMPUS DIGITAL CAMERAvYVW3fLxIls