Яков КРОТОВ ДЕСЯТНИ XVI — начала XVII вв. КАК ИСТОРИЧЕСКИЙ ИСТОЧНИК

ОЧЕНЬ ВАЖНАЯ РАБОТА М.Г. КРОТОВА. ЧТОБ НЕ ПОТЕРЯТЬ СНОВА ПЕРЕПОСТ ОТСЮДА

Яков КРОТОВ

ДЕСЯТНИ XVI — начала XVII вв.

КАК ИСТОРИЧЕСКИЙ ИСТОЧНИК

МОСКОВСКИЙ ОРДЕНА ЛЕНИНА, ОРДЕНА ОКТЯБРЬСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ И ОРДЕНА ТРУДОВОГО КРАСНОГО ЗНАМЕНИ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМ. М. В. ЛОМОНОСОВА. исторический факультет кафедра истории СССР периода феодализма ДЕСЯТНИ XVI — начала XVII вв. КАК ИСТОРИЧЕСКИЙ ИСТОЧНИК дипломная работа студента VI курса вечернего отделения Кротова М. Г.

научный руководитель
к. и. н. Станиславский А. Л.
Москва, 1982 год.

ВВЕДЕНИЕ Продолжить чтение «Яков КРОТОВ ДЕСЯТНИ XVI — начала XVII вв. КАК ИСТОРИЧЕСКИЙ ИСТОЧНИК»

Реклама

Тезисы Третьей Международной Оружиеведческой Конференции

Тезисы Третьей Международной Оружиеведческой Конференции

12 июня 2018 имел честь представить свой доклад (по скайпу) на Третьей Международной Оружиеведческой Конференции в Киеве.

Мой научный дебют на украинском языке 🙂

Олег Шиндлер. До питання про розповсюдження шишаків у Центральній та Східній Європі в XV-XVI століттях // Тези доповідей третьої міжнародної зброєзнавчої конференції. – Київ, 2018. – С. 27-31.

Ця стаття представляє нову гіпотезу про походження та вектори розповсюдження терміну «шишак» у Центральній та Східній Європі протягом XV-XVI ст. Автор вважає, що цей термін вперше з’явився в Угорщині, де став загальним терміном для всіх видів шоломів. З появою гусарів у Польщі також був запозичений і угорський термін для гусарських шоломів. З середини шістнадцятого століття «шишак» масово зустрічається в литовських документах, а в 1590 році він нарешті з’явився в Росії. Ця гіпотеза також заперечує попередні погляди, що цей термін був прийнятий в Росії через прямий контакт з тюрками в середині XIV століття.

Тезисы доклада

Презентация

Аудио выступления

Публикации статей ожидаются через несколько месяцев.

 

П.С. Статья о моей гипотезе по шишакам в редакции МилХиста 🙂 Надеюсь вскоре будет опубликована.

Олег Фёдоров — К вопросу о полубайданах

Один из малоизученых вопросов о доспехах Московского Царства — это вопрос о байданах и полубайданах. Художник, исследователь и иллюстратор русских доспехов XVI-XVII вв. Олег Фёдоров, поделился с нами своими наблюдениями о полубайданах. 

Олег Фёдоров — К вопросу о полубайданах

Среди разных видов кольчатых доспехов, употребляемых воинами Московской Руси XVI-XVII веков, есть такие доспехи, как байданы и полубайданы. Это был не самый распространенный вид доспеха, однако он присутствует как в арсеналах высшей знати (например, у Бориса Годунова — Савваитов П.И. Описание старинных русских утварей, одежд, оружия и ратных доспехов, и конского прибора. — СПб., 1865. — С. 38), так и в монастырских оружейных кладовых (например, в описях оружейной казны Кирилло-Белозерского монастыря — Кирпичников А.Н., Хлопин И.Н. Крепость Кирилло-Белозерского монастыря и ее вооружение в 16-18 веках. // МИА.  — № 77. — М. — С. 196-197).

Все специалисты по вооружению от XIX века до настоящего времени одинаково трактуют отличительные черты байданы от других кольчатых доспехов. Байдана, по их определению, устройством близка к кольчуге, но состоит из крупных плоских колец своим видом похожих на шайбы. Байдана легко определяется по виду своих колец. Можно добавить, что кольца байданы при этом имеют особые параметры, при которых ширина плоской части кольца намного превосходит толщину кольца. Обычно эта разница бывает почти в два раза, но бывает и больше. Так, у байданы И.Г. Выродкова из ГИМа кольца диаметром 17 мм имеют толщину в 1 мм, а ширину плоской части 3 мм. Разница толщины и ширины колец у этой байданы достигает трех раз. Это важно, так как уплощенные кольца некоторых кольчуг никогда не имеют такой большой разницы между толщиной кольца и шириной его уплощенной части.

В отношении полубайдан уже нет такого единого мнения. На протяжении всего периода исследований доспехов воинов Московской Руси полубайдану трактовали по-разному. Одна из наиболее старых версий принадлежит ученым XIX века. Такие специалисты, как А.В. Висковатов, П.И. Савваитов, П.П. фон Винклер описывали полубайдану практически одинаково. Приведем описание П.П. фон Винклера из его книги «Оружие» 1894 года: «байдана от арабского <бадан> – короткий кольчатый доспех подобный кольчуге, но кольца плоские. Если этот доспех был длиною до колен и ниже и притом с длинными рукавами, то собственно и назывался байданой, если же он был короче, то полубайданой» (Винклер П.П. фон. Оружие. Руководство к истории, описанию и изображению ручного оружия с древнейших времен до начала XIX века. — СПб.: типография Евфрона, 1894. — С. 325). Таким образом предлагается под полубайданой принимать тот же доспех, что и байдана, но короче в подоле и рукавах.  Получаются очень размытые критерии различия байдан от полубайдан, которые сильно зависят от антропометрических данных владельца доспеха. При этом один и тот же доспех может быть байданой и тут же стать полубайданой, если сменил владельца и у него немного другие рост, длина ног, рук и т.д.

Другого мнения придерживался советский ученый Н.В. Гордеев. В статье «Русский оборонительный доспех» 1954 г. он пишет: «правильнее называть полубайданой доспех, состоящий из колец такого же типа, как и у байданы, но значительно меньше по своим размерам. Название полубайдана нужно понимать не как определение величины доспеха, а как обозначение его производственной особенности по размеру кольца» (Гордеев Н. В. Русский оборонительный доспех // Сборник научных трудов по материалам Государственной Оружейной палаты. — М., 1954. — С. 95). Таким образом предлагается отличать байдану от полубайданы размерами колец доспехов. Опять же получаются критерии довольно приблизительные. Возникают сразу вопросы: какой же брать за основу отличий размер колец и как быть с доспехами, которые сделаны из разных по размеру колец, но при этом все кольца такого же типа как у байдан? Например, если диаметр кольца 2 см – это байдана, если 1,7 см – это байдана, а если 1,5 см –  это уже полубайдана, так или нет? А если в одном доспехе сразу и крупные, и более мелкие кольца, то по какому размеру определять? Получается, что сказать сразу байдана перед нами или полубайдана не так просто. Надо иметь некий измерительный инструмент или специальные лекала, прикладывая которые можно сделать вывод, что за доспех перед нами – байдана или полубайдана. Сомнительно, что люди XVI-XVII веков полагались на такие критерии, которые зависят буквально от миллиметров разницы.

Я полагаю, что должны быть более простые и понятные критерии, по которым можно отличить байдану от полубайданы. Эта разница должна быть видна сразу, «на глаз» без всяких измерений длины рукавов и подолов или незначительных отличий в диаметре колец. Кроме того, полубайданы должны были сохраниться в музейных и археологических коллекциях. Надо искать там примеры таких доспехов, которые можно назвать полубайданами.

Поскольку полубайданы, как и байданы – это доспехи восточного происхождения, то несомненно они также должны присутствовать в музеях среди иранских, турецких, мамлюкских образцов вооружения. Небольшой просмотр нескольких музейных коллекций выявил интересный, но редкий тип кольчатого доспеха. В нем сочетаются кольца обычных кольчуг с кольцами характерными скорее для байдан.  Чаще всего в данной группе доспехов присутствуют цельные плоские кольца, которые высечены, выбиты матрицей из листового железа. Такие кольца обычно входят в плетение байдан, но, собственно, в байданах они соединяются с такими же, но клепанными кольцами. А в данной группе доспехов эти плоские кольца соединены с обычными кольчужными кольцами. Это как бы переходной от кольчуги к байдане кольчатый доспех. В нем половина колец – это цельные плоские кольца байданного типа, а другая половина — это клепанные на гвоздь кольчужные колечки. Вот именно такого рода кольчатые доспехи я и предлагаю называть полубайданами.

Такой доспех легко отличить и от байданы, и от кольчуги. В нем плетение, при котором ряд плоских колец сменяет ряд обычных кольчужных клепанных колец, что дает своеобразный и ни на что не похожий тип кольчатого доспеха. Он сразу, без труда, узнается на взгляд без всяких измерений. Да и критерии его отличия от байданы просты и понятны. Мне представляется такая версия более убедительной, чем предыдущие.

Кольчатый доспех такого вида раньше не выделялся в отдельную группу. Их причисляли то к байданам, то просто к кольчугам. Как правило, если плоские кольца большие, то называли байданой, а если небольшие, то просто кольчугой.  Образец такой распашной полубайданы с широкими большими цельными кольцами, выбитыми в виде вогнутых круглых шайб, можно увидеть в Военном музее Стамбула Askerî Müze (инвентарный номер № 21491).

APSJjdlRWQw

А в Шведской Королевской сокровищнице Стокгольма Livrustkammaren хранится полубайдана, которая считается сотрудниками музея русской кольчугой (инвентарный номер №23328 (22:28)).

rhU5Rjcx1xI

У этой полубайданы плоские цельные кольца средней величины и такого же размера, что и соединяющие их кольчужные. При этом, данные кольчатые доспехи, называемые мною полубайданами, могут быть, как обычной длины до колена и с рукавом до локтя, так и короткой длины и практически без рукавов. Плоские кольца могут быть большими и сильно превышать по размеру соединительные кольчужные кольца, а могут быть обычного размера, практически одинакового с кольчужными. Общим признаком, объединяющим этот тип кольчатого доспеха, является не отличие в размерах колец или подола с рукавами, а именно использование в одном доспехе колец байданного типа в сочетании с обычными кольчужными.

Кроме того, иногда подобное «полубайданное» кольчатое плетение применялось и в различных кольчато-пластинчатых доспехах, заменяя там обычное кольчужное. Примером такого рода может служить доспех коня из музея Стибберта во Флоренции, юшман из коллекции Военно-исторического музея артиллерии Санкт-Петербурга (ВИМАИВиВС), наколенка XVI века из Livrustkamaren в Стокгольме.

6kTu3BHqPUg

В последнее время все больше внимания стало уделяться исследованию вооружения XVI-XVII веков, но, к сожалению, в музейных коллекциях нашей страны еще очень много предметов не изученных, а иногда просто сокрытых в запасниках и не введенных в научный оборот. Да и доступ к их изучению очень ограничен, а сами сотрудники музеев часто не имеют на это ни времени, ни сил. Возможно, среди этих забытых нашей наукой предметов вооружения и лежат, дожидаясь своего открытия такие образцы полубайдан.

О.В. Федоров, 2018 (с)

Как определять вид кольчатого доспеха XV — XVII вв.?

Как определять вид кольчатого доспеха XV — XVII вв.?

Как отличить кольчугу от пансыря? Какой в точности доспех скрывается за термином байдана? Ответы на эти вопросы мучают оружиеведов уже более чем полтора века.

Некоторые исследователи изначально признавали невозможность точно определить их различия. Так, например Э.Э. Ленц для удобства предложил называть кольчугами все кольчатые доспехи – пансыри, байданы и собственно кольчуги (Ленц Э.Э. Опись собрания оружия графа Шереметьева. — СПб., 1896. — С. 5–6). А.В. Висковатов считал, что у пансырей самые маленькие кольца, у кольчуг – средние, а у байдан – самые большие. (Висковатов А.В. Историческое описание одежды и вооружения российских войск. — Ч.1 — СПб., 1899. — С. 30.) Н.Е. Бранденбург, пришел к выводу, что главное различие между кольчугами и пансырями это сечение колец. Кольца кольчуг – преимущественно круглые, пансырей, за небольшими исключениями, – плоские. (Бранденбург Н.Е. Исторический каталог С.–Петербургского артилле­рийского музея. Ч. I. — СПб., 1877. — С. 203.)

В двадцатом веке оружиеведы стали уделять больше внимания мелким деталям колец. Так, Н.В.Гордеев, считал что главным различием колец кольчуг и пансырей было устройство заклепки – двухсторонней у кольчуги и односторонней у пансыря (Гордеев Н. В. Русский оборонительный доспех. // Сборник научных трудов по материалам Государственной Оружейной палаты. — М., 1954. — С. 65–66) Впрочем, с этим мнением не согласился А.Н. Кирпичников, считавшим это наблюление верным, но не определяющим в вопросе определения типа доспеха  (Кирпичников А.Н. Военное дело на Руси в XIII–XV вв. — Л: Наука, 1976. — С. 40-41).

Что касается байданы, с определением этого вида кольчатого доспеха все гораздо проще. Во первых, благодаря намного большему размеру колец с плоским сечением, байданы явно выделяются на фоне кольчуг и пансырей. Итак, байдана – это доспех, сплетенный из крупных плоских колец. Кольца байдан могли быть штампованными либо высеченными из цельных листов железа или клепаными. На больших плоских кольцах мог чеканиться узор, рисунок или надпись. Главными особенностями байданы были большой размер колец, плоское сечение кольца и чеканка рисунка или надписи.

На первый взгляд, наиболее рациональным было бы использовать сугубо технический обобщающий термин «кольчатый доспех» и таким образом избежать путаницы между пансырями и кольчугами. Или вообще предпочесть термин «кольчуга», как более славянский. Однако, как показывают документы (в первую очередь документы поместной службы и духовные грамоты) пансыри значительно преобладали над кольчугами. Так в духовных XVI века упомянуты 41 пансырь против всего 2 кольчуг. А в десятнях и боярской книге упомянуты всего 6 кольчуг против почти четырех сотен пансырей. А с другой стороны, в конце века, их колличество уже было сопоставимо. Так в описи имущества Бориса Годунова было 68 пансырей против 100 кольчуг (Савваитов П.И. Платье, оружие, ратный доспех и конский прибор царя Бориса Федоровича Годунова // Описание старинных русских утварей, одежд, оружия и ратных доспехов и конского прибора, СПб., 1865. С. 33-38). В конце концов, даже в переписной книге Государевой оружейной казны 1687 года эти доспехи различались и были записаны в разных статьях — в 49-ой — Байданы и кольчуги, и шестерни кольчужные и в 50-ой — Панцыри (Чубинский А.Н. Классификация оружия в переписной книге Государевой оружейной казны 1687 года. Война и оружие. Новые исследования и материалы Труды Шестой Международной научно-практической конференции 13–15 мая 2015 года, Часть IV, С. 365).

Таким образом, то что исследователям не до конца понятно различие кольчуг и пансырей, не отменяет наличие такого различия. В следствие этой путаницы, моим многолетним соратником Эрихом Манном и мною была разработана методология, которая мы надеемся позволит внести упорядоченность в этот вопрос. Отдельно хочу подчеркнуть, что методология еще нуждается в аппробации и она актуальна лишь для кольчатых доспехов середины XV — XVII веков. В дальнейшем, мы подберем набор иллюстраций, которые позволят наочно показать различия и основные черты кольчатых доспехов.

Методология различия кольчуг, пансырей и байдан

Итак, по кольчатым доспехам мы можем выделить две основные категории доспехов, отличающиеся по методологии склепки кольца:

1. Клепка на «шип»

Клепка на «шип» — подобный метод склепки кольца применяется при изготовлении «пансырей».
В качестве заклепки используется плоский треугольник вырезанный из узкой полоски железа (Рис. 1), гораздо реже — продолговатый граненый клин (часто в Средней Азии)(Рис. 2). Тыльная сторона лопатки кольца остается абсолютно гладкой (Рис. 3), на внешней же стороне образуется так называемый «водораздел» или watershed — характерный отпечаток заклепочного инструмента (Рис. 4). Данная характерная особенность втречается на всех без исключения кольцах данного типа, кроме черкасских и иногда, среднеазиатских пансырей. Этот метод традиционно относится к западноевропейской традиции, хотя широко применялся и в Восточной Европе, в частности в Московском Государстве, а также в Османской Империи и Персии.

Рис. 3. Тыльная сторона лопатки кольца пансырей

Рис 3

Рис. 4. Внешняя сторона колец пансырей, на которых можно разглядеть т.н. «водораздел».

Рис 4

2. Клепка на «гвоздь»

Клепка на «гвоздь» — подобный метод применялся в «кольчугах» и «байданах». В качестве заклепки использовался отрезок проволоки круглого сечения, в редких случаях — отрезок узкого прутка прямоугольного сечения (чаще всего встречается в мамлюкских байданах) (Рис. 4). Головка заклепки присутствовала с обоих сторон лопатки кольца. Также, характерной особенностью кольчуг для всех регионов, за исключением Индии, Моголистана и частично Персии, являлся откованый на лопатке клиновидный шип, направленный внутрь кольца (Рис. 5). Этот же элемент присутствует на мамлюкских и, реже, на московских байданах (Рис. 6). На байданах персидских и могольских этот элемент отсутствует.

Выводы

Данная методология, возможно позволит решить один из наиболее трудноразрешимых вопросов отечественного оружиеведения, касательно кольчатых доспехов XV — XVII вв. Технологичная особенность разработанной методологии следует также объединению байдан и кольчуг в одну статью доспехов в оружейной казне, а пансырей в другую (См. выше).

Аппробация разработанной методологии будет производится путем анализа сохранившихся артефактов, в особенности тех из них, что имеют четкую аттрибуцию в документах (Напр. в описи Оружейной палаты). После собрания и анализа большей части артефактов, будет возможным подтвердить указанные критерии, а также существенно расширить региональные и временные характеристика для кольчатых доспехов.

В любом случае, мы имеем все основания утверждать, что на територии Московского царства бытовали как минимум пять разновидностей кольчатого доспеха:

  1. Пансыри
  2. Кольчуги
  3. Шестерни кольчужные
  4. Байданы
  5. Полубайданы

Э.И. Манн, О.В. Шиндлер, 2018 (с)

П.С. Любые комментарии и замечания по этой методолонии шлите на olegschindler@gmail.com или пишите в личку в VK или FB.

П.С.С. Остальные иллюстрации будут добавлены в ближайшее время. Текущие иллюстрации могут немного модифицироваться.

Выписки из фрагментов несохранившихся десятен XVI века

Выписки из фрагментов несохранившихся десятен XVI века

Как известно, из всех документов о поместной службе, у нас сохранилось лишь четыре полных иди относительно полных текста. Это т.н. Боярская книга 1556/1557 года, каширская десятня 1556 года, коломенская десятня 1577 года и ряжская десятня 1579 года (Подробнее см.: в соответсвующих статьях уважаемых коллег Олега Курбатова и Олега Комарова.

Кроме этих четырех документов существовало много других, утраченых в пожаре 1812 года. Однако, усилиями многих исследователей, и в первую очередь Якова Кротова, фрагменты выписок из утеряных десятен были частично реконструированы.

Думаю полезным будет собрать выписки из этих документов одном месте, чтоб они всегда были доступны. Ниже приведен частичный список сохранившихся фрагментов. В дальнейшем выставлю сюда все остальные фрагменты.


Новгородская десятня 1556 года

л. 7. Григорей Андреев сын Неплюев. Над именем ево отмечено: На Красном. Под ево именем написано. Поместья сказал тритцать обеж, сам на коне, в доспесе и в шеломе, да пять человек, да два человека, один в бехтерце, з бармицею, и наручи, другой в куяке, третий в тигиляе и в шеломе. Четвертой в тигиляеи. Да два человека без доспехов. Все на конех, да два коня просты. Два человека в кошу, со вьюкы. Да с ним же служит сын ево Марко на коне, в доспесе и в шеломе


Муромская десятня 1578 года

л. 7. Федор Семенов сын Дурасов. ПИЕЗ. Поместья за собою и окладчики за ним сказали в Муроме 250 чети. А болши того поместья и вотчины Федор и окладчики за ним в Муроме в ыных городех не сказали. А служити ему сказал государевы службы о двуконь, в пансыре, в шеломе, в саадаке, в сабле, да человек на мерине в пансыре, в шапке в железной с пищалью.

/Тот же лист?/ Петр Семенов сын Дурасов. ПИЕН. Сам за собою и окладчики за ним сказали поместья в Муроме 150 четьи. А больши того сам за собою и окладчики за ним поместья и вотчины в Муроме и в ыных городех не сказали. Быти ему сказал на государеве службе на коне, в пансыре, в шеломе, в саадаке, в сабле. Да человек на коне в пансыре //л. 49// в шапке в железной, в саадаке, в сабле, с копьем. Да человек на мерине с юком.

1 статья по 14 р. ИВЧДН. Юрьи Васильев сын Осорьин. Сам за собою и окладчики за ним сказали в Нове городе в Нижнем поместья 400 чети, а болши того помесья и вотчины сам за собою и окладчики за ним в Муроме и в ыных городех не сказали. Быти ему сказали на государевых службах на коне, в пансыре, в шеломе, в саадаке, в сабле да 3 человека на конех в пансырех, в шапках в железных, в саадацех, в саблех. Один с копьем человек на мерине с юком.

Затем значит дети боярские, дано им государево денежное жалованье другие денги. Под тем 1я статья по 11 р. ИВЧДН //л. 334// Васька Семенов сын Осорьина. ПИЕЯ. Сам за собою и окладчики за ним сказали. В Муроме поместья 300 чети, да вотчины в Муроме ж 150 чети, да в Володимере вотчины же 50 чети. А болши того поместья и вотчины сам за собою и окладчики за ним в Муроме и в ыных городех не сказали. А быти ему сказали на службах на коне, в пансыре, в шапке железной, в саадаке, в сабле; человек на коне в пансыре, в шапке железной, в аадаке, с саблею. Человек на мерине с юком. Васке даваны деньги 8 р. без придачи за то что под Кесью не был. И Васька денег несполна не взял.

л. 35. Афоня Борисов сын Лупандин. ПИЕН. Сам за собою и окладчики за ним поместья и вотчины в Муроме и в ыных городех не сказали. А служити ему сказал государевы службы на коне, в пансыре, в шабке в железной, в саадаке, в сабле, с копьем. Да человек на мерине с юком. Афоне даваны денги семь рублей, потому что он под Кесью не был. И Офоня несполна денег не взял.

/категория та же, что у Аф. Бор. Л./ л. 37. Якуня Борисов сын Лупандин. Сам за собою и окладчики за ним сказали поместья в Муроме тритцать четьи. А болше того поместья и вотчины //л. 435 об.// сам за собою и окладчики за ним не сказали. А на государеве службе сказал быти ему на коне, в пансыре, в саадаке, в сабле, в шабке железной. Да человек на мерине с юком. Якуне даваны денги семь рублей, за то что он под Кесью не был. И Якуня денег не сполна не взял.

л. 54. Городовые. 1я статья по восми рублев.

Степан Федоров сын Киселев. ПИЕН. Сам за собою и окладчики за ним сказали, да за матерью, да за братом за Афонькою поместья в Муроме четыреста четьи. А болши того Степан за собою и окладчики за ним поместья и вотчины в Муроме и в иных городех не сказали. А служити ему, сказали, государева служба на коне, в колчуге. Над именем ево написано тако: Под Торопцом з дела безвестен.

Рубрикация та же. Текст: «Степан Федоров сын Киселев. Сам за собою и окладчики за ним сказали да за матерью да за братом за Офонкою поместья в Муроме 400 чети. А болши того Степан за собою и окладчики за ним поместья и вотчин в Муроме и в иных городех не сказали. А служити ему сказал государева служба на коне, в колчуге. Под именем ево под. тако. Под Торопцом з дела безвестен.

Дети боярские муромцы новики. Дано им государево денежное жалованье. В том числе в городовых в 5 статье по десяти рублей в числе коих Василью Иванову сыну /Волкову/. ПИЕН. Сам и оклатчики сказали. Поместья за ним в Муроме шездесят четьи. А болши того в Муроме и в ыных городех поместья и вотчины не сказали. А служить ему государевы службы на коне, в пансыре, в шапке железной, в саадаке, в сабле. Да человек с юком.


Десятня по Мещовску и Серпейску 1578 года

л. 8. Иван Олексеев сын Комынин. ПИЕЯ. Сам на коне в пансыре, в шеломе, в саадаке, в сабле, с копьем. Да три человека на конех, в пансырех, в саадакех, в саблех. Да конь прост. Да два человека на конех с юки.

В продолжение вопроса о термине «шишак» в XVI веке

В продолжение вопроса о термине «шишак» в в XVI веке веке.

Недавно я поднял вопрос о правомерности использования термина «шишак» в отношении доспехов поместной конницы в XVI веке. Как показал обзор документов о поместной службе, духовных грамот и других письменных источников, термин «шишак» нигде не встречается.

Впрочем, с помощью уважаемых Алексея Лобина и Олега Курбатова, один такой случай все-таки удалось обнаружить. Так, в 1590 году, некий пушкарь Фролка Сысоев был одет в шишак: «у той пищали пушкарь Фролка Сысоев, в шишаке».

По словам Алексея Лобина, во время работы над одной своей статьей он изучал данные о снаряжении артиллеристов. Среди прочего, в одном из дел были упомянуты «пятьдесят шишаков железных», которые при подготовке к походу на Азов в 1673 году, были потом присланы в Москву для починки. По его словам эти 50 шишаков, в которые одели пушкарей в походе против турок в 1673 – отличались от вестернизированых образцов, в которые облачались рейтары и с большой вероятностью, они были сделаны с «елецких» образцов, которые и были упомянуты в деле, в котором и упоминался елецкий пушкарь Фролка Сысоев.

Так, упомянутые в 1590 году шишаки, через 80 лет были потом присланы в Москву для починки, а затем в 1673 г. пушкарей одели в шишаки в походе на Азов. Шишаки упомянуты в деле Белг. стола (РГАДА, Ф. 210 (Разрядный приказ), № 741, Ст. Белгородского стола, Л. 88.). К сожалению слайд-сканер с микрофильма имеет очень плохое качество, и по словам Лобина, и само дело гнилое). Если присмотреться к 8-ой строчке снизу можно рассмотреть упоминание этих 50 шишаков. Дело 1590 году, у исследователя, к сожалению не сохранилось из-за поломки компьютера.

Б.Ст.-741-101

Само дело 1590 года, вероятно, находится в СПбИИ РАН, из фонда Гамеля 175.

Таким образом данный факт показывает появление термина «шишак» в России в самом конце столетия. А учитывая, что шишак был частью доспехов артиллерийских нарядов, только подтверждает мое мнение о неправомерности использования термина «шишак» для обозначения шлемов детей боярских в 16 веке.

Шишаки в Польше

Еще одним аспектом вопроса о «шишаках» является происхождение термина. Если до 1590 года, шишаков в России не было — следует искать где они были. Благодаря замечательной статье украинского историка Владимира Гуцула о доспехах и оружии князя Константина Острожского, я узнал об упоминании термина шишак у Анджея Любенецкого.

Na pachołku zaś był pancerz, obrona taka, której nie tylko kijem, ale nahajką mógł rycerza dobić, a nadto paiż albo tarcz ciężka, a pospolicie na niej bywało skrzydło albo kita pawiego pióra przyprawiona, szyszak szeroki i wysoki, jak pudło ze sku ą i kitą z pierza, albo z furkietem, co wszystko z wielkim ciężarem było i w najmniejszy wiatr rycerza zmordowało i konia osedniło.

Зброя князя Костянтина Івановича Острозького у зображеннях, текстах та артефактах. // Острозька давнина. Остріг, 2016. – Вип. 5. – С. 17-18.

Годы жизни Любенецкого 1550-1623, и таким образом, в той или иной мере, его сведения  затрагивают XVI век. А польский историк Радослав Сикора указал мне на еще один замечательный пример использования термина «шишак» в Польше:

Stanlslao Plichta proficiscenti Vratislaviam, pro coemendis rebus necessariis S. M. R. videlicet pro 10 galeis per fl. 6 cum vectura fi. 60. Za kitajkę jedwabną i bawełnę pod szyszak Króla JMści gr 22. Od podszycia 6 helmów usarskich fi. 1 gr. 18.

Konstanty Górski. Historya artyleryi polskiej. Warszawa, 1902. S. 248.

Gorski art. szyszak

Данное упоминание шишака замечено в списках от 1552-1562 гг. что также подтверждает бытование термина шишак уже в середине XVI века. Отмечу также, что в этом фрагменте фигурирует не сам шишак, а хлопчатобумажный материал «под шишак», т.е. предположительно для его подшлемника. А далее указано, что это из «подшивки» шести шлемов «usarskich». Если к последнему слову добавить латинскую h — то можно осторожно предположить что это гусарские шлемы.

Шишаки в ВКЛ

В то же время, у нас в наличии множественные упоминания термина «шишак» в литвинском актовом материале. Так, Юрий Бохан привел примеры использования шишаков (совместно с пансырями) в посполитом рушении. Так в 1567 году им было обнаружено 24 случая комплекса доспехов в который входил шишак в 4 разных хоругвях (Вильно, Минск, Слоним, Браслав), а в оной только роте Кмиты-Чернобыльского, которые были известны любовью к ориентальным доспехам таких случаев замечено 59 штук! (Бохан Ю.М. Узбраенне войска ВКЛ другой паловы ХІV – канца ХVІ ст. — Мінск, 2002  — С. 47-49; 272-277)

Бохан, с. 272Бохан, с. 273Бохан, с. 274Бохан, с. 275Бохан, с. 276Бохан, с. 277

Бохан также отмечает появление термина шишак в документах, начиная с 1564 года. Впрочем, в 1560-ые, шишаки еще не были сильно распространены среди поместной шляхты.
Бохан, шишаки С. 48
Но уже во второй половине 1570-е, вследствие реформ Стефана Батория, шишаки становятся приоритетным видов шлемов для самого «авторитетного» рода войск — гусарии. А в III статуте ВКЛ (1588 г.) шишак упоминается как один из основных шлемов, рекомендованых у потреблению. Так во втором разделе «О обороне земъской«, в статье (артыкуле) пятом «О хоружихъ земъскомъ, дворномъ и поветовыхъ», мы видим:
А хоружий, кгды будеть хоруговъ держати, маеть на собе мети зброю добрую, и гелмъ або шишакъ, и бронь, а конь абы под нимъ былъ добрый.
Лит Статут 1588 шишак
Статут Вялікага княства Літоўскага 1588.

Предварительные выводы

Как видно из приведенных фактов, термин шишак укрепился в документах Польши и Литвы еще в 1560-ые годы, что на три десятилетия раньше первого найденного нами появления этого термина в Москве. С моей точки зрения, версия появления термина шишак от польского szyszak обрастает аргументами.

Кроме того, как мы знаем, что в Москве, что в Литве, что в Польше — шишак — это конкретный вид шлема. Но не уверен, что это также верно в случае Венгрии. У венгров — это слово значит шлем. Т.е. sisak — это просто шлем. Любой. А кто носил шишаки? В Польше их носили в том числе и ранние гусары и судя по всему, через них этот термин и распространился в России. А откуда взялись гусары в Польше? Конечно из Венгрии. Совпадение? — Не думаю» (с). Впрочем, вопрос о польском заимствовании термина шишак из Венгрии еще нужно копать.

Темой гусар я никогда особо не интересовался специально, но если обратится к той же википедии, она сообщает следуещее:

Гусары появились в Венгрии при короле Матьяше Корвине, который в 1458 году приказал для защиты от турок образовать особое ополчение. Дворяне должны были выставить, по одной версии, по одному вооружённому всаднику на каждые 20 боеспособных холопов[1], по другой — по одному вооружённому всаднику на каждые 20 дворов[2]. О происхождении слова «гусар» в венгерском языке существуют разные мнения — многие учёные считают, что слово восходит к лат. cursus — набег, и таким образом родственно слову корсар[3]. По другой версии, huszár от венг. húsz «двадцать», потому что по венгерским законам из двадцати новобранцев один должен был стать кавалеристом[4]. Есть также версия, согласно которой венг. húsz «двадцать» означает численность наименьшего кавалерийского подразделения в венгерской армии, а венг. -ár является лишь суффиксом[5]. В то же время критики версий, связанных со словом «двадцать», отмечают, что в Венгрии часто использовались словосочетания со словами «десятина» и «тридцатый», но словосочетаний со словом «двадцатый» не было[6].

Венгерская статья о гусарах на вики дает замечательный аутентичный термин — huszár sisakkal. Гугл танслейт переводит это как «гусарский шлем»

Итого, я думаю, что когда поляки переняли гусарскую моду, то и термин тоже перенялся. Ну а потом и московиты, в свою очередь, переняли термин у поляков. Впрочем, в этой ситуации есть еще и немецкий след. Еще классик польского оружиеведения Здзислав Жигульски, упоминал, что золоченые и травленые шишаки с арабесками производились в Нюрнберге и шли на экспорт в Польшу и Венгрию (Gradowski Michał, Żygulski Zdzisław Słownik uzbrojenia historycznego, Warszawa: Wydawnictwo Naukowe PWN, 2010, S. 134), а уже упомянутый Юрий Бохан привел конкретный пример шлема названного шишаком из коллекции Тышкевичей из Логойска, сделанным южнонемецким мастером, вероятно в Нюрнберге около 1550 года, и еще одним подобным шлемом, сделанным в 1561 году. Оба ныне хранятся в Краковском Вавеле.

Вполне возможно, что шишак изначально это просто гусарский шлем. Все те полусферические (более низкие) наголовья из российских музеев — это рейтарские и гусарские шишаки. И никакаих московских шишаков в XVI не было. Были просто шапки железные, которые все же немного более высокие чем шишаки XVII века. Ну а дальше оно все стало развиваться в общей ориентальной канве.

П.С. Чувствую, что по шишакам еще далеко не конец… Но радует то, что в целом пазл складывается — термин шишак и XVI век — надо разделить. А помимо всего прочего, военное дело XVI и XVII вв. все-таки кардинально различаются 🙂

Читать продолжение: О происхождение шишаков