О двойных шишаках

Заканчиваю работу над замечаниями редактора по статье о шишаках. Одна из правок уважаемого В.В. Пенского заключалась в том, что известное выражение Гваньини о доспехах следовало бы проверить в оригинале.  И тут все заверте… 🙂

Изначально я стремился развенчать миф о якобы ношении московитами двух шлемов одновременно. Фундаментом для этого послужила комбинация из ошибки Висковатова о Кобылине-Мокшееве, который будто был в «шишаке да в шеломе«, в свою очередь основанная на якобы утверждении Александра Гваньини, что: «русские подчас надевали двойные шишаки«. Такая трактовка сведений Гваньини приводится А.Ф. Вельтманом в предисловии к Древностям Государства Российского (А.Ф. Вельтман. Предисловие. // Солнцев Ф.Г. Древности Российского государства, изданные по высочайшему повелению государя императора Николая I. — М., 1853. — Отд. III. Броня, оружие, кареты и конская сбруя. — С. XIV. ). Продолжить чтение «О двойных шишаках»

Реклама

Тезисы Третьей Международной Оружиеведческой Конференции

Тезисы Третьей Международной Оружиеведческой Конференции

12 июня 2018 имел честь представить свой доклад (по скайпу) на Третьей Международной Оружиеведческой Конференции в Киеве.

Мой научный дебют на украинском языке 🙂

Олег Шиндлер. До питання про розповсюдження шишаків у Центральній та Східній Європі в XV-XVI століттях // Тези доповідей третьої міжнародної зброєзнавчої конференції. – Київ, 2018. – С. 27-31. Продолжить чтение «Тезисы Третьей Международной Оружиеведческой Конференции»

О происхождении шишаков (продолжение)

О происхождении шишаков (продолжение)

Предыдущие части моих наблюдений о шишаках читать тут и тут.

Итак, в предыдущих частях расследования о шишаках, я обнаружил два важных факта:

  1. Термин шишак не фигурировал среди доспешной терминологии Московского царства до 1590 г., т.е. во времена правления Ивана Грозного.
  2. Заимствование термина шишак, вероятно, произошло через контакты с Польшей и ВКЛ, где шишаки стали фигурировать в письменных источниках с середины XVI века.

Однако, все эти наблюдения так и не ответили на вопрос о происхождении самого термина. Кроме того, вследствие моей разведки были обнаружены еще несколько проблемных моментов, которые в совокупности с тремя случаями использования терминов чичак и чичяк в XIV и XVI вв. все еще требуют ответа. Но, обо всем по порядку.

Венгерский вектор

Ранее я уже предположил, что польское szyszak изначально происходит от венгерского sisak, в качестве термина для обозначения гусарских шлемов. Благодаря помощи украинского историка Мырослава Волощука, я связался с венгерским исследователем László Veszprémy. По его словам, среди венгерских исследователей есть почти единогласная увереность в том, что термин sisak, который использовался для общего наменования вообще всех шлемов, был заимствован во все славянские языки, а также и в немецкий, именно из венгерского.

Так, в венгерском языке он появился впервые в 1405 году: «Quandam cassidem wlgo Sysak dictam». С тех пор, термин хорошо задокументирован, и использовался как общий термин для шлемов.

TAMOP-4_2_5-09_Etimologiai_szotar

Этимологический словарь венгерского языка под ред. Gábor Zaicz.

Владеющие венгерским могут также обратится к следующим работам:

  • Kiss Lajos (1979b), Tautologische slawisch-ungarische Mischnamen in der ungarländischen Toponymie. Studia Slavica 25: 231–239
  • Lajos KISS: Nem a törökből származik-e a sisak szavunk? Magyar Nyelvőr 82 (1958):233-35.
  • István KNIEZSA: Sisak Magyar Nyelv  38 (1942): 337-344.

Текст в словаре указывает на то, что происхождение термина неизвестно. Впрочем, венгры не сомневаются, что немецкое zischägge, очевидно, является немецким произношением венгерского sisak, как и дальнейшим появлением соответсвующих понятий в славянских языках.

По непроверенным пока данным, термин sisak мог быть как турецкого происхождения, так и куманского XIII века. Однозначного мнения в академической среде пока нет.

В любом случае, казалось на этом расследование можно закончить, заключив венгерское происхождение термина, от которого и появились дерривативы в других центрально- и восточноевроепейских языках. Однако, среди польских документов обнаружились интересные сведения.

Обратно в Польшу

Так в польском этимологическом словаре (Słownik staropolskich nazw osobowych. Pod red. i ze wstępem Witolda Taszyckiego) обнаружилась ссылка на упоминание термина szyszak еще в 1380 году.

29683151_566085700431628_7142030543921171845_n

Słownik staropolskich nazw osobowych. T. 5, Wroclaw-Warszawa-Krakow-Gdansk: Polska Akademia Nauk. Komitet Językoznawstwa; Polska Akademia Nauk. Instytut Języka Polskiego. Zakład Onomastyki Polskiej. Pracownia Antroponimii Polskiej, 1977. S.358

Эта ссылка относит нас к сборнику актов Acta consularia Casimiriensia 1369-1381 et 1385-1402, опубликованному польским историком Адамом Хмелем в 1932 году. На странице 132 мы видим упоминание шишака, однако написание термина существенно отличается — вместо традиционного szyszak мы видим слово Schischak. Более того, передача «ш» через «sch» преполагает германизм.

 

P. 132

Благодаря помощи моего товарища-лингвиста Дмитрия Лытова из Оттавы, я установил, что Qwetton и Schischack были гарантировали (защищали) Яна от ран, а Чепан Гансорович с Микушем Лаговничковым на 14-й день нашли удовлетворение. Вопрос о том, что скрывается за термином schischak остается открытым.

И снова в Россию

Возвращаясь снова к шишакам в России, уместно будет также вспомнить пресловутые чичаки золотные, о которые было сломано немало копий. Напомню, что в духовной грамоте князя Ивана Ивановича за 1358 год и духовной Дмитрия Жилки за 1509 год, а также в «Хождении за три моря» Афанасия Никитина (датируется 1466-1472) фигурует термин «чичак».

Для удобства процитируем эти фрагменты:

Духовная грамота князя Ивана Ивановича за 1358 год 

А се далъ есмь сыну своему Князю Дмитрью: …поясъ золотъ съ крюкомъ, обязь золота, сабля золота, и серга золота съ женчугомъ, чечакъ золотъ съ каменьемъ съ женчуги, 2 овкача золота, ковшь великий золотъ гладъкий, коропка золотомъ кована сердонична, бадья серебрена съ наливкою серебреною, . . . ца золота съ каменьемъ, опашень скорлатенъ саженъ.
Духовные и договорные грамоты великих и удельных князей XIV–XVI вв. — М., Л., 1950. — № 4. — С. 16, 18.

 

Духовная грамота Дмитрия Жилки за 1509 год

А въ казне моей саженья: …да два чичака золоты, одинъ грановитъ, а на обеихъ яхонты сини…

Духовные и договорные грамоты князей великих и удельных. —  М., 1909. — № XX. — С. 84.

Фрагмент из «Хождения»

Да на салтане кавтан весь сажен яхонты, да н а ш а п к е ч и ч я к о л м а з в е л и к ы и, да саадак золот… да три сабли… золотом окованы, да седло золото, д а с н а с т ь з о л о т а, да все золото»

Хождение за три моря Афанасия Никитина / Под ред. Я. С. Лурье, Л. С. Семенова.
Л., 1986. С. 13.

О том были ли чичаки шишаками поломано немало копий. Достаточно вспомнить жарчайшую дискуссию о шлемах Иван Грозного и царевича Ивана Ивановича на страницах Studia Slavica et Balcanica Petropolitana. Позволю себе привести некоторые цитаты.

Так, Сергей Богатырев убежден, что во всех фрагментах чичак обозначает шлем. Наиболее весомым является аргумент о том, что «хранившийся в княжеской казне «чичак» был «грановит»» (духовная Дмитрия Жилки). Такая особенность как «грановитость», действительно серъезный аргумент (Богатырев С.Н. Шлем Ивана Грозного в контексте придворной культуры // Studia Slavica et Balcanica Petropolitana. — 2014. № 2. — С. 133). Второй, вполне весомый аргумент касается Хождения. Так, Богатырев указывает, что «создатель Сухановского извода считал слова «шапка» и «чичяк» близкими по значению и поэтому опустил первое из них, изменив форму второго на более привычное «шишак».» Сухановский извод выполнен в 1630-1640-ые, и посему интерпретатор текста, по мнению Богатырева прекрасно разбирался в лексике языка допетровской России. (Там же — С. 133-134).

А.В. Лаврентьев подвергает сомнению мнение Богатырева, что чичак обозначал шлем. По его мнению чичак это «не боевой шлем, а драгоценное украшение «шапки», возможно даже боевого шлема, но никак не сам шлем» (Лаврентьев А. В. Принадлежал ли Ивану Грозному «шлем Ивана Грозного»? // Studia Slavica et Balcanica Petropolitana. — 2014. № 2. — С. 105).

Критикует мнение о тождестве чичака и шишака и Юлия Игина. Так, она подчеркивает что «Слова «шапка» и «чичяк» не могут быть близкими по значению уже хотя бы потому, что в описании Афанасия Никитина «чичяк» находится «на шапке»«. Более того, исследовательница справедливо отмечает, что интерпретатор Сухановского извода «слабо представлял себе «шапку» бахма-
нидского султана и что такое «чичяк», и принял этнографическую зарисовку тверского купца за описание шлема-шишака, украшенного алмазом«. Кроме того, Юлия Игина также отрицает тождество «чичаков золотных» из духовных с шлемами шишаками, считая те чичаки ничем иным как «золотой бляшкой в форме цветка» (Игина, Ю. Ф. О династических шлемах, чичаках и шапках: ответ на статью С.Н. Богатырева «Шлем Ивана Грозного в контексте придворной культуры» // Studia Slavica et Balcanica Petropolitana. — 2015. № 1. — С. 77-78).

Наконец, свое веское слово сказал в письме в редакцию Михаил Горелик. Так он подчеркнул ошибочность отождествления «слов-терминов «шишак» и упомянутого в завещании московского князя Ивана Красного «чечак»«. По его мнению эти термины «не имеют никакого отношения друг к другуРусское слово «шишак», обозначающее расплывчато некие разновидности шлема, проис-
ходит от тюркского слова «шиш» — выпуклость, острие, вертел, отсюда русское «шиш» (комбинация из трех пальцев), шишка и шашлык (от крым.-татар.: шишлик — мясо, приготовленное на вертеле).» С этимологией термина шишак, конечно, можно спорить и дисскутировать, однако с тем, что чичак и шишак — это разные вещи, сомнений нет: «Чечак (монг. цэцэг) — тюрк. цветок, а «чечак золот», да еще с каменьями — это драгоценная бляшка в форме цветка, которых в чингизидской доревтике известны многие образцы» (Горелик М. В. Письмо в редакцию // Studia Slavica et Balcanica Petropolitana. — 2015. № 1. —  С. 64-66.)

От себя добавлю также, что если обратится к тексту самой духовной Ивана Ивановича, «чечак» соседствует с разными дорогими и украшенными золотом предметами, из которых лишь сабля может рассматриваться в качестве военного атрибута. То же самое мы наблюдаем и в духовной Дмитрия Ивановича – «два чичака» соседствуют с драгоценными предметами, но не с военными.

Итоги исследования

Все вышеприведенные аргументы позволяют мне считать, что термин шишак появился в России не ранее конца XVI века, а все аргументы о возможности бытования этого термина еще в конце XIV века в виде термина «чичак», считаю вполне опровергнутыми.

Что касается происхождения термина шишак и месте его заимствования, то наиболее вероятной на данный момент мне кажеться следующая схема:

Происхождение термина шишак идет от венгерского sisak, которое было общим термином для любого шлема. Впоследствие, при заимствовании гусарской коннициы в Польше, также был заимствован и термин обозначавший гусарский шлем — т.е. szyszak. У венгров он фигурирует с 1405 года и обильно встречается в документах. У поляков с 1540-ых, также весьма обширно встречается в документах. Где-то с 1560-ых множество «шишаков» наблюдаются в ВКЛ, и, наконец, аж в 1590 первое упоминание в России. Венгры убеждены, что немецкое zischägge это транскрипция венгерского термина. Также они убеждены, что во все славянские языки слово также пришло с венгерского.

Таким образом схема выглядит так:

  • Начало XV века: sisak (Венгрия)
  • Первая половина XVI века: szyszak (Польша) и zischägge (Германия)
  • Середина XVI века: шишакъ (ВКЛ)
  • Конец XVI века: шишакъ (Россия)

Конечно, происхождение термина schischak упомянутого выше, еще предстоит уточнить, также как и более глубокий анализ немецких и турецких источников, которым пока было уделено мало внимания. Однако, в целом, на данный момент, теория кажется довольно обоснованой.

Предыдущие части моих наблюдений о шишаках читать тут и тут.

 

В продолжение вопроса о термине «шишак» в XVI веке

В продолжение вопроса о термине «шишак» в в XVI веке веке.

Недавно я поднял вопрос о правомерности использования термина «шишак» в отношении доспехов поместной конницы в XVI веке. Как показал обзор документов о поместной службе, духовных грамот и других письменных источников, термин «шишак» нигде не встречается.

Впрочем, с помощью уважаемых Алексея Лобина и Олега Курбатова, один такой случай все-таки удалось обнаружить. Так, в 1590 году, некий пушкарь Фролка Сысоев был одет в шишак: «у той пищали пушкарь Фролка Сысоев, в шишаке».

По словам Алексея Лобина, во время работы над одной своей статьей он изучал данные о снаряжении артиллеристов. Среди прочего, в одном из дел были упомянуты «пятьдесят шишаков железных», которые при подготовке к походу на Азов в 1673 году, были потом присланы в Москву для починки. По его словам эти 50 шишаков, в которые одели пушкарей в походе против турок в 1673 – отличались от вестернизированых образцов, в которые облачались рейтары и с большой вероятностью, они были сделаны с «елецких» образцов, которые и были упомянуты в деле, в котором и упоминался елецкий пушкарь Фролка Сысоев.

Так, упомянутые в 1590 году шишаки, через 80 лет были потом присланы в Москву для починки, а затем в 1673 г. пушкарей одели в шишаки в походе на Азов. Шишаки упомянуты в деле Белг. стола (РГАДА, Ф. 210 (Разрядный приказ), № 741, Ст. Белгородского стола, Л. 88.). К сожалению слайд-сканер с микрофильма имеет очень плохое качество, и по словам Лобина, и само дело гнилое). Если присмотреться к 8-ой строчке снизу можно рассмотреть упоминание этих 50 шишаков. Дело 1590 году, у исследователя, к сожалению не сохранилось из-за поломки компьютера.

Б.Ст.-741-101

Само дело 1590 года, вероятно, находится в СПбИИ РАН, из фонда Гамеля 175.

Таким образом данный факт показывает появление термина «шишак» в России в самом конце столетия. А учитывая, что шишак был частью доспехов артиллерийских нарядов, только подтверждает мое мнение о неправомерности использования термина «шишак» для обозначения шлемов детей боярских в 16 веке.

Шишаки в Польше

Еще одним аспектом вопроса о «шишаках» является происхождение термина. Если до 1590 года, шишаков в России не было — следует искать где они были. Благодаря замечательной статье украинского историка Владимира Гуцула о доспехах и оружии князя Константина Острожского, я узнал об упоминании термина шишак у Анджея Любенецкого.

Na pachołku zaś był pancerz, obrona taka, której nie tylko kijem, ale nahajką mógł rycerza dobić, a nadto paiż albo tarcz ciężka, a pospolicie na niej bywało skrzydło albo kita pawiego pióra przyprawiona, szyszak szeroki i wysoki, jak pudło ze sku ą i kitą z pierza, albo z furkietem, co wszystko z wielkim ciężarem było i w najmniejszy wiatr rycerza zmordowało i konia osedniło.

Зброя князя Костянтина Івановича Острозького у зображеннях, текстах та артефактах. // Острозька давнина. Остріг, 2016. – Вип. 5. – С. 17-18.

Годы жизни Любенецкого 1550-1623, и таким образом, в той или иной мере, его сведения  затрагивают XVI век. А польский историк Радослав Сикора указал мне на еще один замечательный пример использования термина «шишак» в Польше:

Stanlslao Plichta proficiscenti Vratislaviam, pro coemendis rebus necessariis S. M. R. videlicet pro 10 galeis per fl. 6 cum vectura fi. 60. Za kitajkę jedwabną i bawełnę pod szyszak Króla JMści gr 22. Od podszycia 6 helmów usarskich fi. 1 gr. 18.

Konstanty Górski. Historya artyleryi polskiej. Warszawa, 1902. S. 248.

Gorski art. szyszak

Данное упоминание шишака замечено в списках от 1552-1562 гг. что также подтверждает бытование термина шишак уже в середине XVI века. Отмечу также, что в этом фрагменте фигурирует не сам шишак, а хлопчатобумажный материал «под шишак», т.е. предположительно для его подшлемника. А далее указано, что это из «подшивки» шести шлемов «usarskich». Если к последнему слову добавить латинскую h — то можно осторожно предположить что это гусарские шлемы.

Шишаки в ВКЛ

В то же время, у нас в наличии множественные упоминания термина «шишак» в литвинском актовом материале. Так, Юрий Бохан привел примеры использования шишаков (совместно с пансырями) в посполитом рушении. Так в 1567 году им было обнаружено 24 случая комплекса доспехов в который входил шишак в 4 разных хоругвях (Вильно, Минск, Слоним, Браслав), а в оной только роте Кмиты-Чернобыльского, которые были известны любовью к ориентальным доспехам таких случаев замечено 59 штук! (Бохан Ю.М. Узбраенне войска ВКЛ другой паловы ХІV – канца ХVІ ст. — Мінск, 2002  — С. 47-49; 272-277)

Бохан, с. 272Бохан, с. 273Бохан, с. 274Бохан, с. 275Бохан, с. 276Бохан, с. 277

Бохан также отмечает появление термина шишак в документах, начиная с 1564 года. Впрочем, в 1560-ые, шишаки еще не были сильно распространены среди поместной шляхты.
Бохан, шишаки С. 48
Но уже во второй половине 1570-е, вследствие реформ Стефана Батория, шишаки становятся приоритетным видов шлемов для самого «авторитетного» рода войск — гусарии. А в III статуте ВКЛ (1588 г.) шишак упоминается как один из основных шлемов, рекомендованых у потреблению. Так во втором разделе «О обороне земъской«, в статье (артыкуле) пятом «О хоружихъ земъскомъ, дворномъ и поветовыхъ», мы видим:
А хоружий, кгды будеть хоруговъ держати, маеть на собе мети зброю добрую, и гелмъ або шишакъ, и бронь, а конь абы под нимъ былъ добрый.
Лит Статут 1588 шишак
Статут Вялікага княства Літоўскага 1588.

Предварительные выводы

Как видно из приведенных фактов, термин шишак укрепился в документах Польши и Литвы еще в 1560-ые годы, что на три десятилетия раньше первого найденного нами появления этого термина в Москве. С моей точки зрения, версия появления термина шишак от польского szyszak обрастает аргументами.

Кроме того, как мы знаем, что в Москве, что в Литве, что в Польше — шишак — это конкретный вид шлема. Но не уверен, что это также верно в случае Венгрии. У венгров — это слово значит шлем. Т.е. sisak — это просто шлем. Любой. А кто носил шишаки? В Польше их носили в том числе и ранние гусары и судя по всему, через них этот термин и распространился в России. А откуда взялись гусары в Польше? Конечно из Венгрии. Совпадение? — Не думаю» (с). Впрочем, вопрос о польском заимствовании термина шишак из Венгрии еще нужно копать.

Темой гусар я никогда особо не интересовался специально, но если обратится к той же википедии, она сообщает следуещее:

Гусары появились в Венгрии при короле Матьяше Корвине, который в 1458 году приказал для защиты от турок образовать особое ополчение. Дворяне должны были выставить, по одной версии, по одному вооружённому всаднику на каждые 20 боеспособных холопов[1], по другой — по одному вооружённому всаднику на каждые 20 дворов[2]. О происхождении слова «гусар» в венгерском языке существуют разные мнения — многие учёные считают, что слово восходит к лат. cursus — набег, и таким образом родственно слову корсар[3]. По другой версии, huszár от венг. húsz «двадцать», потому что по венгерским законам из двадцати новобранцев один должен был стать кавалеристом[4]. Есть также версия, согласно которой венг. húsz «двадцать» означает численность наименьшего кавалерийского подразделения в венгерской армии, а венг. -ár является лишь суффиксом[5]. В то же время критики версий, связанных со словом «двадцать», отмечают, что в Венгрии часто использовались словосочетания со словами «десятина» и «тридцатый», но словосочетаний со словом «двадцатый» не было[6].

Венгерская статья о гусарах на вики дает замечательный аутентичный термин — huszár sisakkal. Гугл танслейт переводит это как «гусарский шлем»

Итого, я думаю, что когда поляки переняли гусарскую моду, то и термин тоже перенялся. Ну а потом и московиты, в свою очередь, переняли термин у поляков. Впрочем, в этой ситуации есть еще и немецкий след. Еще классик польского оружиеведения Здзислав Жигульски, упоминал, что золоченые и травленые шишаки с арабесками производились в Нюрнберге и шли на экспорт в Польшу и Венгрию (Gradowski Michał, Żygulski Zdzisław Słownik uzbrojenia historycznego, Warszawa: Wydawnictwo Naukowe PWN, 2010, S. 134), а уже упомянутый Юрий Бохан привел конкретный пример шлема названного шишаком из коллекции Тышкевичей из Логойска, сделанным южнонемецким мастером, вероятно в Нюрнберге около 1550 года, и еще одним подобным шлемом, сделанным в 1561 году. Оба ныне хранятся в Краковском Вавеле.

Вполне возможно, что шишак изначально это просто гусарский шлем. Все те полусферические (более низкие) наголовья из российских музеев — это рейтарские и гусарские шишаки. И никакаих московских шишаков в XVI не было. Были просто шапки железные, которые все же немного более высокие чем шишаки XVII века. Ну а дальше оно все стало развиваться в общей ориентальной канве.

П.С. Чувствую, что по шишакам еще далеко не конец… Но радует то, что в целом пазл складывается — термин шишак и XVI век — надо разделить. А помимо всего прочего, военное дело XVI и XVII вв. все-таки кардинально различаются 🙂

Читать продолжение: О происхождение шишаков

К вопросу о правомерности использования термина «шишак» в 16 веке и развенчании одного устаревшего мифа.

К вопросу о правомерности использования термина «шишак» в 16 веке

Еще во время сбора и обработки материалов по доспехам 16 века я был чрезвычайно удивлен абсолютным отсутствием упоминаний о шишаках в десятнях, боярской книге 1556 года, духовных грамотах 16 века и в других источниках. И это при том, что все оружиеведы как 19-го так и 20-го века активно использовали этот термин.

Единственное исключение состояло в очень любопытном фрагменте какого-то документа, которое, впрочем, обильно цитировалось и использовалось в историографии. Более того, на основе этого сведения даже были выстроены некотороые теории об особенностях ношения шлемов в Московии 16 века.

Собственно, вот упомянутый фрагмент:

«В 1553 году Иван Иванов сын Кобылин Мокшеев явился на царскую службу «на коне, в доспехе, в шишаке, и в шлеме, и в наручнях, и в наколенниках, а люди его в полку – один в пансыре и в шлеме, а три человек; в тигелях в толстых».

Гордеев Н.В. Русский оборонительный доспех // Сборник научных трудов по материалам Государственной Оружейной палаты. — М., 1954. — С. 110.

Горд

Мне много лет не давала покоя эта фраза. Во-первых, Гордеев привел сведения какого-то документа за 1553 год. По своей структуре это описание абсолютно точно походило на фрагмент из десятен или Боярской книги, и таким образом, это был какой-те неизвестный нам первоисточник. Также, это был единственный задокументированный случай использования термина «шишак» во времена Грозного царя. Кроме этого, фраза в шишаке, и в шеломе позволяла трактовать это сведение как возможность ношения обоих шлемов одновременно!

Н.В. Гордеев ссылается на фундаментальный труд А.В. Висковатова Историческое описание одежды и вооружения российских войск, цитируя этот отрывок. К моему превеликому огорчению, сам Висковатов не привел документа, который он процитировал в качестве иллюстрации описания механизма поместной службы.

Виск

Висковатов А.В. Историческое описание одежды и вооружения российских войск. Часть 1. — СПб., 1841. — С. 79; Примечание 156 — С. CVI.

В результате, данная фраза прочно пошла гулять в умах историков, оружиеведов и реконструкторов.

Еще во время написания статьи о русских шлемах, я обратил внимание как на саму фразу, так и на помещика Иван Ивановича Кобылина-Мокшеева, который участвовал в Серпуховском смотре 1556 года и фигурирует в Боярской книге.

И вот что там указано:

Иван Иванов сын Кобьтин Мокшеев. Съехал с Ладоги на Середохрестье 62-го, держал год. Поместья за ним 22 обжи с полуобжею, вотчины не сыскано. В Неметцком походе людей его 4 (ч), в них 2 в доспесех, а 2 в тегиляех. В Серпухове поместья сказал 22 обжи с полуобжею; сам на коне в полном доспесе, в юмъшане и в шеломе, и в наручах, и в наколенкех, о дву конь; людей его в полк 4 (ч), один в пансыре и в шеломе о дву конь, 3 (ч) в тегиляех в толстых, на 2 шеломы, а на третьем шапка медяна, с копьи, 3 (ч) с юки. А по уложенью взяти /Л. 120 об./ с него з земли (ч) в доспесе. И передал 3 человеки в тегиляех, а не додал шелома. А по новому окладу дати ему на его голову в 25 статье 6 рублев да на человека з земли 2 рубля, да на передаточных людей 11 рублев, а не додати ему за шелом рубля.

«Боярская книга» 1556/57 года // Русский дипломатарий. — М., 2004. — Вып. 10. — С. 106-107.

Если мы сравним оба фрагмента мы обнаружим лишь маленькое различие:

  • на коне в полном доспесе, в юмъшане и в шеломе, и в наручах, и в наколенкех, о дву конь; 
  • на коне в полном доспесе, в шишаке и в шеломе, и в наручах, и в наколенкех, о дву конь; 

Я обратился за помощью к известному историку О.А. Курбатову, специалисту по военной истории 16-17 вв., а по совместительству сотруднику Российского государственного архива древних актов (РГАДА), где и находится на хранении Боярская книга. О.А. Курбатов любезно сообщил мне, что РГАДА оцифровали Боярскую книгу и можно онлайн самому проверить первоисточник, а также помог мне найти необходимый лист и правильно прочитать его.

БК Кобылин-Мокшеев

Посмотреть эту страницу на сайте РГАДА

Прочитать Боярскую книгу на сайте РГАДА

Стрелки на картинке указывают на слово «юмшан», в котором и прибыл на смотр Кобылин-Мокшеев в 1556, а не в 1553 году.

Что все это значит?

Как показало наше небольшое расследование, термин шишак не употреблялся в 16 веке для обозначения русских шлемов.

Как мы знаем, единственными видами шлемов, упомянутыми в документах были шеломы, мисюрки, шапки железные, шапки бумажные, шапки медные, шапки турские, и просто шапки (См. табл)

Упоминания шлемов в документах поместной службы
Первоисточник Боярская Книга Каширская десятня Коломенская десятня Ряжская Десятня Всего
Датировка документа 1556 1556 1577 1579 1556-1579
Шеломы 154 25 89 7 275
Мисюрки 2 2
Шапки железные 72 12 193 21 298
Шапки бумажные 2 2
Шапки медные 49 1 50
Шапки Турские 1 1
Шапки 19 13 32
ВСЕГО 297 53 282 28 660

Шиндлер О.В. Русские шлемы XVI века [Электронный ресурс] // История военного дела: исследования и источники. — 2016. — Т. VIII. — С. 169.

Те же данные можно увидеть в сохраненных фрагментах из несохранившихся десятен: Новгородская десятня 1556 г., Новогордская записная книга (в Юрьеве Ливонском у смотру) 1560 г., Явчий список за немецкую ливонскую службу боярина И.Ф. Мстиславского 1560 г., Бежецкая десятня 1564 г., Нижегородская десятня 1569 г., Владимирская десятня 1570 г., Каширская десятня 1570 г., Каширская десятня 1571 г., Мещерская десятня 1571 г., по Мещовску и Серпейску 1578 г., Муромская десятня 1578 г., Владимирская десятня 1579 г., Нижегородская десятня 1581 г., Владимирская десятня 1581-1582 гг.. Так, в этих отрывках содержатся упоминания лишь о двух видах шлемов: шеломов и шапок железных, которых указано 34 и 33 соответственно.

Та же картина наблюдается в духовных грамотах 16 века, в которых мы видим упоминаня различных шеломов, мисюрок да шапок. Шеломы упомянуты в 16 духовных (всего 39 шт.), шапки упомянуты в 3 духовных (всего 5 шт.) и мисюрки упомянуты в 1 духовной (всего 1 шт.).

Наконец, материальная база артефактов, позволяет нам четко обнаружить два вида шлемов, помимо мисюрок. Первый вид — это высокие сфероконические (иногда имеющие высокий венец цилиндроконические или даже конические) шлемы, а второй вид — более низкие полусферические шлемы, зачастую имеющие невысокое навершие. Хождение обоих видов шлемов в 16 веке подтверждено археологически.

М-425

Пример шелома: Шелом М-425 из Кирилло-Белозерского Монастыря

М-603

Пример шапки железной: М-603 из Кирилло-Белозерского монастыря

Более того, как установил еще А.Н. Кирпичников, начиная с середины века, произошло плавное вытеснение высоких шлемов низкими. (Кирпичников А.Н. Военное дело на Руси в XIII-XV вв. — Л., 1976. — С. 34.) Т.е. сфероконические шлемы, постепенно были замещены полусферическими шлемами, что также подтверждается цифрами из документов (см. выше в табл.)

Выводы

  1. Все вышесказанное ставит под сомнение правомерность использования термина «шишак» в 16 веке. Появление этого термина в делопроизводстве — это самый конец века, а то и вовсе начало 17 века. Шишаки упомянуты аж в воинском уставе ратных, пушечных и других дел, подготовленном при царе Василие Шуйском в 1607 г. (Устав ратных, пушечных и других дел, касающихся до воинской науки. — СПб., 1781. — Ч. 2 — С.7.)
  2. Продолжать использовать термин шишак, по отношению к русским полусферическим шлема середины 16 — начала 17 вв. довольно безосновательно. Учитывая данные документов, вероятно более правильным именовать эти шлемы шапками железными.
  3. Все инсинуации о ношении «шишака» под шеломом, построены на одном неточном переписывании сведений из первоисточника, опубликованном еще в 1841 году! Никаких других доказательств ношения двух полноценных наголовий нет, а главное не было никакой причины для этого. Намного прибыльнее одеть боевого слугу во второй шлем и получить за это дополнительное жалование.
  4. Термин шишак, вполне легитимно продолжать употреблять по отношению к всевозможным полусферическам шлемам, появившимся в России под влиянием польской, немецкой, венгерской и турецкой оружейных традиций (происхождение самого термина можно выводить от любого из многих иностранных терминов, таких как турецкое «çiçak», венгерское «sisak», польское «szyszak» или немецкое «zischägge»), в рамках вестернизации российского военного дела, особенно в полках нового строя, в конце 16-го и на протяжении 17-го вв.

 

Читайте также продолжение: В продолжение вопроса о термине «шишак» в XVI веке и О происхождение шишаков

Шишак/Шапка железная № ОР-6306 из ГИМа

Шишак/Шапка железная № ОР-6306 из ГИМа

Период создания: XVII в.
Размер: высота: 18,5 см; D-22 см
Место создания: Центральная Азия, Иран
Номер в Госкаталоге: 4669149
Номер по ГИК (КП): ГИМ 85687
Инвентарный номер: 6306 ор
ГИМ 85687
EpEfibZNqJ0

Шишак или Прилбица из Музея Археологии Москвы

Шишак/Прилбица из Музея Археологии Москвы. Череп полусферический. Украшен 18 лепестковой розеткой, с расходящимися спиралеобразными лопастями, ограниченными снизу волнообразной полосой. По низу черепу сделано большое количество отверстий для крепления кольчатой бармицы. Шиш отсутствует. Серебряная насечка полностью стерлась. XVI век.

Этот шлем найден в ходе строительных работ в районе Ильинского проезда по сооружению станции «Площадь Ногина» (ныне Китай-город), Калужско-Рижской линии метро в 1969-1971 гг. Если сравнивать форму этого шлема с остальными шишаками, сразу бросается в глаза его заниженная, как для шишака тулья. Возможным тому объяснением может быть надобность отнести его не к шишакам, а к прилбицам — одному из видов мисюрок, у которых череп покрывает голову ратника до нижней части лба, отсюда и название этого вида мисюрок. В любом случае

Шлем сделан из пластины толщиной в 0,1 см

  • Диаметр – 19,4 см
  • Высота – 15,7 см
  • Окружность – 61 см
  • Вес – 520 г

Рисунок из: Кутасов П.А. Предметы вооружения и снаряжения воина XVI – XVII вв из археологических наблюдений в Ильинском проезде г. Москвы . // Археология Подмосковья. Материалы научного семинара. Вып. 5. М., 2009. С. 251-267, рис. 6, Автор рисунка: Олег Федоров.

из Кутасова

Фото взяты с ТФ

Фото шишака из Музея истории г. Москвы2med_gallery_1827_403_1273152

Фото взяты из ВК Александра Николаева

A9xtRlxl4m8aGnP2kW8TpQdKwBk05vAcsEKEh_Gz_d6sj2ErYtFL_wAJfnfmb4PJL4xTxTLxM5CEk

GUPBpo-9zY0x9BdQks1K9U